Страничка практикующего психотерапевта

Психологическая помощь в Краснодаре

Лечение тревожных и депрессивных расстройств

Личные и семейные проблемы

Неврозы и психосоматические расстройства

Кризисные и стрессовые состояния

Психотерапевт Павел Еремеев

Вина и ответственность

Просмотров: 1622Комментарии: 3
Наука жизниИзбавляемся от симптомов

В ходе прояснения определенной трудной жизненной ситуации в процессе терапии пациентка приходит к выводу, который звучит, примерно, так: "Да, получается, я сама в этом виновата". И слышать это приходится довольно часто и от разных людей. Какая-то поразительная степень готовности признать себя виновным, осознать свои переживания именно как вину, и тут же, не откладывая в долгий ящик, перейти к процессу самонаказания. Самонаказание чаще всего реализуется в виде разной степени глубины депрессивных переживаний. 

Мало кто вспоминает при этом, что вина, собственно, неоднородна и бывает принципиально разной природы. Экзистенциальная вина, корни которой уходят в саму природу человека, в факт осознания себя и своей ограниченности в жизни. В жизни всегда есть то, чего мы не успеваем воплотить, совершить, на что не можем решиться. И сам факт этой не-воплощенности, не-сбычи является постоянным источником вины за непрожитую жизнь. Разрешить такую вину невозможно. Ее можно только принять как данность. И, смирившись с тем, что не все в жизни мы можем воплотить, почувствовать себя свободней.

Реальная вина - та вина, которая действительно имеет место. В нашем современном мире очень частым запросом на всякого рода тренингах повышения личной эффективности звучит именно избавление от реальной вины. Люди реально пытаются изыскать способы, как стать жестче, безжалостней, бездушнее и не испытывать при этом каких-либо внутренних колебаний или угрызений совести. Человек самым

непотребным и циничным способом избавляется от своего родителя, фактически, сдав его в гос. интернат, а потом пытается найти некую волшебную мантру, "действенную психотехнику", которая поможет ему не испытывать неприятного чувства по этому поводу. Сам факт, что он испытывает эту вину, скорее, говорит о том, что духовное окоченение еще не полностью его поглотило. И вряд ли терапию, после которой человеку становится лучше, а всем остальным близким, его окружающим, - хуже, может называться хорошей. Реальную вину можно только искупить.

Невротическая вина. Как раз-таки, тот случай, когда человек больше мучается, чем страдает. Страдания, зачастую, представляют собою нечто объективное и от нас не особо зависящее. В жизни случаются события, заставляющие нас страдать, и все, что мы можем, это пережить их. Стать сильнее в результате, возможно. Обрести и открыть что-то новое в себе. Но пережить. А, вот, мучения все чаще являются продуктом некоего нашего внутреннего выбора. Объективного страдания, лишения может не быть и в помине, а человек снова и снова выбирает мучиться. Человек чувствует себя виновным в том, в чем он и близко не виноват, но ощущает внутренне это именно так. На долю невротической, не реальной вины и приходится большая часть трудных переживаний, с которыми приходится работать в терапии. А, вот, как работать? Как от этого избавляться и менять свою жизнь в сторону большего ощущения свободы, не путая ее со вседозволенностью?

Здесь можно позволить себе немного отвлеченный пример. В человеческом обществе есть несколько культур регуляции поведения его членов. По сути, они идут по порядку и представляют собой эволюцию этих культур. Есть культура страха: человек не совершает каких-то проступков, потому что боится неизбежного наказания, которое принято в обществе за это. Наказание, как правило, жестокое. И все бы хорошо, одно только но -  попав  в зону действия другой культуры, где страхом ничего не регулируется, такой человек начинает ощущать вседозволенность и совершать все более и более тяжкое. Об этом что-то похожее у Достоевского: "Если Бога нет, то все можно".

Есть культура вины. Украл человек телевизор из магазинчика бежит стремглав по улице. А хозяин магазинчика в бессильном отчаянии кричит ему вслед: "Ах ты, ворюга! Ни совести у тебя, ни стыда! И так выручки нет, а ты последнее отнимаешь!". Добежал человек до своего дома, отдышался и стал устанавливать телевизор. Включил и смотрит. А на душе неспокойно - испытывает чувство вины, мучается, как же это он человеку другому навредил. Раскаивается даже, уже и телепрограммы ему не в радость. Но телевизор не возвращает. А хозяину магазинчика от его раскаяний ни жарко, ни холодно. Он их и не слышит, и не знает о них совсем.

А есть культура совести. Когда человек в процессе жизни взращивает в себе некий внутренний регулятор, с которым он сверяется в каждой ситуации, где сталкивается с важным выбором. Совершать что-то или не совершать? Идти на какие-то меры или нет? Никто над человеком не стоит, никто ему не указывает. Наоборот, если бы стояли, внутри бы ничего своего и не выросло - зачем? Когда есть внешние регуляторы, во внутренних отпадает необходимость.

По сути, этот последний пример представляет собой взятие человеком ответственности на себя в каждой ситуации, когда он сталкивается со свободой выбора. Вся наша жизнь состоит из множества больших и малых выборов, которые мы совершаем, от которых бежим или предпочитаем делать вид, что их нет. Хорошее решение именно в этой области и может быть найдено - не подменять ответственность виной.

Почему же так часто люди выбираю чувство вины, а не взятие ответственности? Возможно, потому что так просто легче. Вырвать волосы на голове, посыпать голову пеплом и, главное, ничего не решать. Просто чувствовать мучения от своей самоизбранной виновности. И в ощущении этой вины доходить до стадии своего рода грандиозности, величия. Гордыней считают не только те случаи, когда человек считает себя выше, чем все остальные, но и когда он ощущает себя ниже всех остальных.

У Льва Толстого в повести "Отец Сергий" есть созвучный момент. В самом финале, когда монах-отшельник, прославившийся исцелениями людей, но совершивший прелюбодеяние, пустившись в наказание для самого себя в странствие и прося милостыню, приходит на порог дома своей школьной однокашницы в родном селе, та восклицает, узнав его: "Отец Сергий!". А он отвечает ей: "Да, это я. Только больше не Отец Сергий, а ВЕЛИКИЙ ГРЕШНИК!". И в этом глубоком, вроде бы, раскаянии и отречении от всего мирского и самолюбивого, все равно, главный акцент сделан на слове "Великий".

И , когда иной раз, появляется заманчивое желание ощутить себя виновным в массе всевозможных вещей, которые при трезвом рассмотрении, не имеют к нам никакого особенного отношения, можно просто задать себе вопрос: "А ты что, и правда такой великий?".

 

Комментариев: 3 RSS

1 Алла 09-07-2014 14:37

А как в воспитании детей найти ту золотую середину, чтобы не являться для них внешним регулятором,тормозящим внутреннее регулирование, и, в то же время, не пускать на самотёк их взросление и корректировать, если видишь явные ошибки.

2 admin 12-07-2014 12:54

Алла, это очень сложный вопрос. иногда приходят родители с проблемным поведением ребенка. Но сам ребенок не считает свое поведение проблемным. тут, смотря какие ошибки и ошибки ли это. Иногда ошибки для детей ценны тем, что только их и можно делать самостоятельно, все остальное уже рекомендовано родителями.

3 Алла 12-07-2014 19:02

Да, когда ошибки вызваны неоднозначными действиями. А если речь идёт о бездействии. Если их не трогать и не пытаться регламентировать, то всё заканчивается бесконечным компьютером или телевизором. На уроки, книги или что-либо полезное (или хоть какое-нибудь) самостоятельное желание не возникает. Сердце кровью обливается от понимания, что осознание детьми прожигания своей жизни может прийти слишком поздно. Время будет упущенно.

Оставьте комментарий!

Комментарий будет опубликован после проверки

Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.

(обязательно)