Страничка практикующего психотерапевта

Психологическая помощь в Краснодаре

Лечение тревожных и депрессивных расстройств

Личные и семейные проблемы

Неврозы и психосоматические расстройства

Кризисные и стрессовые состояния

Психотерапевт Павел Еремеев

Страх потерять все

Просмотров: 1449Комментарии: 0
Наука жизниИзбавляемся от симптомов

                                               ибо ужасное, чего я ужасался, то и постигло

                                               меня; и чего я боялся, то и пришло ко мне.
                                                               Иов. 3:25

Как-то один мой старший коллега и близкий друг в обсуждении темы предпринимательства высказался в том духе, что собственное дело начинать гораздо проще в 25 лет, чем в 55. На первый взгляд, это могло показаться странным - чем старше человек, тем больше у него жизненного опыта и мудрости, следовательно, в старшем возрасте его начинание должно быть успешней. Но стоит задуматься чуть глубже и окажется, что жизненный опыт часто бывает и трудным, содержать в себе неудачи и лишения. И в итоге оборачиваться страхом повторить эти неудачи. А еще в старшем возрасте есть гораздо больше того, что можешь потерять. В молодости же и отрицательный опыт над тобой довлеет гораздо меньше, и терять зачастую особо нечего. И с таких стартовых позиций дерзнуть гораздо легче. Ну, а дальше - набившая оскомину простая истина про риск и шампанское.

И если задуматься об этом еще шире, в контексте не только начинания какого-то бизнеса, а вообще всего разнообразия жизненных ситуаций. Часто мы чего-то не делаем, не решаемся, не дерзаем только из-за того, что боимся потерять некий статус-кво. Есть уже в жизни что-то достигнутое, что для нас важно и ценно, оно может вдохновлять нас на новые достижения и свершения, а может и становиться неким грузом, привязанным к ноге и удерживающим от дальнейших шагов. Когда у тебя уже что-то есть, может стать очень страшно это потерять. И тогда неважно, что в нас могут продолжать рождаться новые желания, побуждения, стремления, нам может хотеться продолжать двигаться, а, может, даже менять направление движения. Страх потери может сковать настолько, что вообще лишает начисто любой инициативы, которая может показаться опасной.

Вдруг, в процессе психотерапии, пациентка приходит ко все большему и большему осознанию, что ее текущее место работы приносит в ее жизнь гораздо больше ограничений, чем поддержки. Удовлетворив какие-то первичные инстинкты вроде пищевого и оборонительного за счет стабильной и довольно высокой зарплаты, преодолев при помощи нескольких лет работы в этой стабильной ситуации некое биовыживательное беспокойство, которое ее раньше преследовало постоянно, она, вдруг, начинает открывать в себе желание большего творчества в своей работе, большей свободы выразить именно себя, а не просто следовать ежедневному и неизменному кодексу. Желания иногда бывают смутными - пришли и ушли. Но у нее уже появляются более конкретные мысли и намерения, которые вполне могут перерасти в поиск нового дела в жизни или новой точки приложения в старом деле, но с написанным заявлением на увольнение с текущего места работы. И тут же, в этот же момент ей становится страшно. Страшно потерять то, что она имеет, страшно столкнуться с тем отсутствием гарантий и предсказуемости, которая есть в индивидуальном способе деятельности по сравнению с наемным трудом. И она некоторое время пребывает с этими чувствами - страхом потерять то, что есть, и растущим напряжением по поводу текущей работы.

У некой женщины есть отношения с мужчиной, которые она сама оценивает больше, как удобные, нежели как реализующие ее глубинные внутренние порывы и желания. Она делает выбор на основе этих отношений создать семью, опираясь больше на давление общественного мнения, существующего в ее культурной среде - возраст, пора, все сверстницы уже и т. д. К супружеской жизни она относится довольно спокойно, скорее как к успешно воплощенному в жизнь проекту. У них есть уже общая жизнь, возможно, дети. Многие семьи любят ходить друг к другу в гости. И, вот, однажды в гостях среди прочих людей она встречает Его. И что-то внутри дает ей понять, что он - это точно Он. Именно его она ждала, чаяла и мечтала видеть рядом. Можно, конечно, сказать, что это идеалистическая иллюзия, живущая лишь первое время, но в ее реальности все чувствуется именно так. И она сталкивается с этим сложным внутренним состоянием, когда лучше бы не знала и не встречала. Потому что уже так много есть, и совершенно невозможно позволить себе это все потерять - ведь это важная ответственность двух людей в отношениях друг перед другом. и есть это внезапно вспыхнувшее чувство. И есть все это внутреннее смятение из-за жизни в этой ситуации.

Или, например, у какого-то психотерапевта есть уже сложившаяся практика. У него есть некое понимание того, какие люди к нему приходят, каким людям с какими трудностями он способен хорошо помогать. Но, возможно, ему в жизни интересно пробовать новое. Например, присоединиться и изучить какую-то новую школу психотерапии. И он начинает углубляться в обучение, что-то пересматривать в своей работе, что-то новое применять. И, как та сороконожка из известной истории, которая ползла себе по потолку и задумалась о том, что у нее сорок ножек! И эта мысль, это осознание произвели на нее такое впечатление, что сороконожка тут же упала. Прямо вниз. С самого потолка. Так и этот психотерапевт начинает чувствовать, что от нового обучения, постижения его сложившуюся размеренную и, казалось бы, предсказуемую клиентскую практику начинает совершенно не размеренно штормить. Какие-то пациенты оказываются к этому новому подходу не готовы, с какими-то он сам делает те ошибки, которых уже давно не делал. Ну, потому что новое начинание - это всегда возможность ошибок. И он тоже сталкивается с этим страхом потерять все. Раньше смешной анекдот про умирающего психоаналитика, который завещает своему сыну клиентскую практику с четырьмя своими пациентами. Сын через непродолжительное время прибегает к нему, радостно восклицая: "Папа, папа! Я вылечил всех четырех!!". На что отец отвечает: "Дурак, они же кормили меня всю жизнь!". Так, вот, этот ранее смешной анекдот в текущей ситуации кажется ему уже совсем не смешным. Страшно потерять всю свою практику. И одновременно хочется учиться чему-то новому, к чему тянет внутреннее побуждение, какой-то интуитивный  очень глубокий порыв. И некоторое время он пребывает и с этим страхом, и с этим желанием нового.

Есть нечто общее во всех трех ситуациях - люди сталкиваются с неопределенностью. И это та неопределенность, которая, в общем-то, характерна для жизни самым естественным образом. Человек трудится, строит, и у него появляется ощущение некоего гарантированного контроля результатов своих жизненных достижений. И, вдруг, случается в жизни что-то, что наглядно показывает ему, что это совершенно не так. Гарантий никаких нет, и все может поменяться буквально в одно мгновенье. Как кто-то метко сказал: "Господь Бог обещает нам жизнь вечную, но не гарантирует, что вы доживете до завтрашнего утра". И, вряд ли, в для всех трех ситуаций есть какой-то универсальный правильный способ, как поступить. Но можно предположить, что еще в примерах видно, что чем чаще человек поступает, опираясь на этот поглощающий страх потерять все, тем более зыбкой и неустойчивой становится его позиция в жизни. Чем больше стараний сохранить все, как есть, тем больше краха и потерь. Как любит поговаривать один мой преподаватель: "Самая лучшая стабильность возможна только в болоте".

В юнгианском психоанализе есть такой архетипический образ - Герой. Человек, идущий в жизни по пути Героя, осуществляет некое преодоление, ему важно достигать, стремиться, выигрывать сражение. И понятно, что в жизни эти сражения и победы у разных людей могут выражаться в самых разных жизненных коллизиях. Но интересно, что одним из естественных этапов пути Героя является падение. В любой народной сказке, рассказанной когда-либо в любом уголке мира, герой с этим падением неизбежно сталкивается, переживает его, обретая при этом что-то новое в себе и затем переживая своего рода перерождение и возвращение к своей силе.

Не думаю, что этот герой в процессе своего пути никогда не сталкивается со сковывающим страхом все потерять. Скорее, наоборот.

Цитата из Ветхого Завета, вынесенная в эпиграф, приведена неслучайно. История об Иове, которого часто еще называют Иовом многострадальным, как ничто другое, прекрасно живописует весь этот страх потерять все и сокрушений по поводу потерянного. Вряд ли ее можно как-то емко и полно пересказать в сжатом виде. Лучше, конечно, прочесть самостоятельно и найти что-то свое, только себе созвучное. Но суть ее сводится к тому, что у этого человека было именно что все, что было мерилом благополучия в тот период истории - большая семья с множеством детей, богатые имения, разнообразный скот и прочее. И Иов при этом слывет очень добродетельным и богобоязненным человеком. И, вот, сатана начинает говорить Богу, что Иова хорошо было бы проверить - любому было бы легко быть добродетельным, имея все это благополучие. И с Иовом одно за другим начинают происходить все возможные из несчастий - погибают все его дети, разграбляются имения, умирает скот, а в довершение и он сам заболевает неизлечимо, покрываясь язвами с ног до головы. И он погружается в бесконечные сетования на жизнь и на Бога, который так несправедливо поступил с праведником. К нему приходят его друзья. Мудрецы, которые пытаются его увещевать, но он безутешен и продолжает молить Бога избавить его от этой досадной несправедливости. И так длится какое-то время. А потом Иов решает помолиться о своих друзьях, и Бог возвращает ему весь его достаток, умноженный многократно.

Трудно делать из этого какой-то вывод, чтобы не превратиться в ментора. Но есть ощущение, что эта история как-то созвучна множеству жизненных историй и сегодняшних людей, если попытаться приложить ее к своей жизни и ее реалиям.

И остается висящим в воздухе этот вопрос - как же справляться со всей этой жизненной неопределенностью и непредсказуемостью, которая может быть характерна для жизни? Ведь, плодотворно жить и свободно дышать, будучи скованными страхом потери всего, вряд ли, возможно. Хотелось бы и самому однажды найти на это гарантированный ответ. Так, чтобы сразу и навсегда! Пришел к тебе человек с подобными страхами - ты ему: "Таак, хорошо, сейчас посмотрим.. страница 442, параграф 18. Вот и ответ!". Жаль, что маловероятно такое осуществить в реальности. Скорее, в психотерапии это можно открыть, исследуя индивидуальный опыт каждого отдельного человека и открывая совместно с ним в процессе путь к хорошему решению.

Но на ум приходит работа одного немецкого философа, от которого, в том числе, происходит экзистенциальное направление в психотерапии. Пауль Тиллих, "Мужество быть". Собственно, в самом названии уже так много! Страшно становится, если задумываешься, в скольких уголках планеты сейчас люди живут в гораздо большей неопределенности, чем ты сам сейчас. Сколько идет войн, сколько бедствий. И даже в самых опасных и непредсказуемых местах люди продолжают жить. И рожать детей. Мир такой страшный, а они имеют мужество рожать в этот мир детей. Возможно, это одно из лучших проявлений и примеров этого мужества быть, которое каждый способен в себе обнаружить.

Оставьте комментарий!

Комментарий будет опубликован после проверки

Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.

(обязательно)