Страничка практикующего психотерапевта

Психологическая помощь в Краснодаре

Лечение тревожных и депрессивных расстройств

Личные и семейные проблемы

Неврозы и психосоматические расстройства

Кризисные и стрессовые состояния

Психотерапевт Павел Еремеев

Это никогда не пройдёт?

Просмотров: 130Комментарии: 0
Наука жизниИзбавляемся от симптомов
Это никогда не пройдёт?

Есть такое образное сравнение библейской истории о рае с внутриутробным периодом развития человека. Общее переживание некоего абсолютно прекрасного времени и места жизни, которые ни за что не хотелось бы покидать, но так устроена жизнь, что покидать неизбежно приходится. И та жизнь, что следует после, уже никогда не будет настолько уютной, сладостной и защищенной, как в том первом прекрасном месте.

Некоторые исследователи считают это символическое изгнание из рая через рождение первой травмой, которая выпадает на долю человека. Травмой общей для всех, универсальной и неизбежной.

Те же травмы, с которыми человек сталкивается в процессе всей жизни, бывают гораздо более индивидуальными и зависящими от причудливых поворотов человеческой судьбы. В особенности, на том жизненном отрезке, который всегда пользуется самым пристальным вниманием теоретиков и практиков психологии и психотерапии, - детстве. Укоренившийся в культуре факт - любое изображение процесса психотерапии в кино или литературе всегда так или иначе связывается с процессом исследования, анализа и рассмотрения под разными углами именно детского периода. В уверенной надежде найти в нем все причины тех трудностей, которые мучают человека во взрослой и, как это ожидается, свободной и самостоятельной жизни. Которая зачастую оказывается несвободной от густых и мрачных теней прошлого с его неразрешенными скелетами в пыльных шкафах.

И действительно, в реальности в терапии обнаруживается довольно много значимых и впечатляющих связей между тем, что происходит у человека в его сегодняшней жизни и теми драмами, которые разыгрывались в его прошлом.

В ходе постепенного погружения в исследование своей жизни, некая женщина открывает, что то, с какой готовностью она ждет от новых знакомств и отношений с людьми чего-то провального, связанного со стыдом и все новой убежденностью в своей никчемности и несостоятельности, очень похоже на тот опыт, который она регулярно получала в своей родительской семье. Когда родителям всегда хотелось приводить ей в пример неких идеальных детей соседей/друзей/близких и дальних родственников. Детей, которые в глазах родителей всегда лучше учились, лучше себя вели и совершенно точно лучше знали к своему возрасту, чего они хотят от этой жизни. А она, соответственно, всегда неизбежно оказывалась в этом сравнении недостаточно хорошей для них. Какой чувствует себя и сейчас, постепенно делая вывод, что лучше уж никаких близких отношений, чем отношения, в которых будешь снова себя чувствовать во всех смыслах недостаточной.

Или некий мужчина, который некоторое время работая со своими трудностями в терапии, видит связь между тем, как он привычно чувствует тревогу при любом знакомстве с женщиной, при любом оценивании себя женщиной, при любой мысли о возможных отношениях со значимой и действительно интересной для себя женщиной - тревогу, которая всегда заканчивается не в его пользу. Тем, что он привычно выбирает не ходить туда, где больно, где его вполне вероятно в который раз снова отвергнут. Видит связь этой тревоги с семейной драмой родительских отношений, через которые ему в детстве выпало пройти. Отношений, в которых мама не любила, а больше терпела папу. А потом и вовсе выбрала какого-то дядю, всю суть чего мальчик начал понимать, лишь взрослея и превращаясь в мужчину. Но эта рана, эта боль за отца, за себя, и за то, чем обернулось все, что должно было быть для ребенка примером самых близких отношений, живы и сейчас в этой тревоге и готовности быть отвергнутым.

Все эти многие примеры травм, как событий, которые всегда врываются в, казалось бы, спокойный ход жизни неожиданно и хаотично. Зачастую без смысла и ответа на вопрос: "Почему со мной?". Просто случаются и меняют всё после себя, когда жизнь уже никогда не сможет быть прежней. Означая для кого-то нечто, что выражено в емком названии одного фантастического романа - "Конец детства". Все эти травмы, терапия, вроде бы как, призвана лечить и исцелять. И сами люди ждут, что это исцеление будет чем-то подобным магическому рассасыванию рубцов, о котором так много врали в конце двадцатого века на еще советском телевидении в постыдных сеансах телегипноза.

То есть, с этой травмой надо как-то поработать, надо что-то с ней сделать, надо постараться. И она лопнет как шарик. И начнется совсем другая жизнь.

Раны затягиваются, если их лечить. Но никогда не проходят бесследно, в особо ветреный или ненастный день напоминая о себе пусть и не той острой первой болью, а подвывающим и слегка саднящим отголоском в рубцах. Как говорил один противоречивый киногерой: "Наши шрамы обладают силой напоминать нам, что прошлое было реальным". Но только прошлое. А все остальное - это уже только одна его тень. Жить в этой тени в настоящем или нет - это уже наш каждодневный выбор.

Выбор, на который мы неизбежно обречены, как на неизменную данность. Как сын отвергнутого матерью отца всегда будет чувствовать это первоначальный страх быть отвергнутым вновь уже совершенно другой женщиной из своего потенциально возможного настоящего. Всегда первой реакцией будет этот страх повторения. Но если не пытаться с ним что-то делать, а просто принять как данность, то останется один только шрам, но не новая травма. Один страх повторения, но не повторение. И в какой-то момент придет и вера, что для тебя возможны и другие отношения.

Как дочь вечно стыдивших родителей, для которых она всегда проигрывала любое сравнение с прекрасными детьми с той стороны забора, всегда будет чувствовать первый испуг быть под этими потенциально небезопасными оценивающими взглядами других. Но если не пытаться ничего делать с этим испугом, а просто принять его как неизбежное последствие родовой травмы детства, то откроется возможность и других отношений, где она окажется, вдруг, для кого-то достаточно хороша, пусть и сама поначалу не понимая, как это возможно.

Если принять эту травму как данность, то что-то всегда начнет меняться. Какой-то похожий образ - финал фильма "Психоаналитик", когда пережившие утрату самого близкого человека герои принимают внутреннее решение просто жить дальше:

"

- Это никогда не пройдет?

- Нет... Но мы еще здесь. И это не просто так.

"

Оставьте комментарий!

Комментарий будет опубликован после проверки

Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.

(обязательно)