Страничка практикующего психотерапевта

Психологическая помощь в Краснодаре

Лечение тревожных и депрессивных расстройств

Личные и семейные проблемы

Неврозы и психосоматические расстройства

Кризисные и стрессовые состояния

Психотерапевт Павел Еремеев

Дорожная карта для ориентирования в условиях ненастья

Просмотров: 669Комментарии: 0
Наука жизни
Дорожная карта для ориентирования в условиях ненастья

В самый худший день, в самый жуткий шторм, на самом дне душевного упадка, в самую холодную ночь, за самой высокой стеной отчуждения и изоляции от других живых, на гребне самой злой и непримиримой гневливой волны или в самом тесном коконе страха всегда так важно ощущение присутствия. Присутствия рядом кого-то или чего-то надежного, мудрого, знающего, рассудительного и большего, чем мы сами. Заблудившийся в лесу крепко держится за компас, полагаясь на него всецело в своих плутаниях, капитан терпящего бедствие в шторм судна отчаянно ищет отблески маяка вдали, а запутавшийся в перипетиях своего жизненного пути надеется положиться на опытного и мудрого. Все из нас в той или иной мере в определенные моменты своей жизни ощущают эту потребность в Старших. Как-то одна пациентка делилась наблюдением относительно своих чувств, что особенно спокойно и надежно она себя чувствует, когда видит мельком те записи, которые я делаю после наших с ней встреч. Не знает содержания этих записей, но сам факт их наличия как-то успокаивает.

Вообще, снижение тревоги - одно из самых частых и отчаянных первых желаний множества людей, терпящих душевное бедствие. А еще лучше - вообще полное от нее избавление. В идеале многим хочется стать совсем спокойными, и на любое входящее волнение реагировать "конструктивно". И так сильна эта вера в то, что существует нечто вроде толстенной книги, открыв которую на 442-й странице специалист, выдержав умеренную но значительную паузу, скажет: " В Вашей ситуации следует поступить вот как...". И такую потребность совсем не трудно понять - вряд ли мы чувствуем себя более сконфуженными, растерянными, бессильными или беззащитными в какой-то еще ситуации, чем в периоды жизненных невзгод. Когда, кажется, вот-вот, как в бородатом анекдоте, разверзнутся небеса и громкий голос в ответ на наш немой вопрос "За что мне все это?!! Почему я?!!" произнесет: "Ну, не нравишься ты мне!". Боль бывает настолько сильной, что облегчения может хотеться любой ценой. Только всегда ли то, что легко, - верно?

Къеркегор - большой специалист и исследователь тревоги и несчастья на собственном жизненном опыте - как-то хорошо об этом писал: "Для моряков такое утешение - знать, что в какие воды они бы ни заходили, подвергаясь риску, всегда есть лоцманы неподалеку. Но все же... Страдалец должен помочь себе сам".

Так, многие действительно суровые ненастья случаются, по стечению обстоятельств, ближе к условной середине жизни. Когда сбывается или начинает сбываться некий Большой План, который всегда был такой путеводной звездой, наполнял жизнь смыслом, указывал путь и позволял чувствовать, что все лежит на своих полках, и листья календаря облетают в единственно верной последовательности и очередности. Но, вдруг, случается что-то, что дает почувствовать, что той радости, того счастья, которое виделось за реализацией всех этих планов, сбычей всех этих мечт, там, на вершине условной горы, может и не оказаться. Когда человек, несколько лет усердно, без выходных, работавший на покупку квартиры, наконец, ее покупает, какое-то время эта покупка еще существует просто на бумаге, а в один прекрасный день он входит в нее и видит эти стены, эти прямые углы и мрачную "черновую" отделку... А потом впадает в затяжную депрессию. Когда кому-то, кому сильно завидуют "партнеры" и караулят прекрасные гетеры в часы бизнес-ланча в модном ресторане, внутренне уже абсолютно все равно, какая цифра или число предваряет множественные нули в записи о доходе, восемь или одиннадцать - радости от этого больше не становится. В общем, когда фальшивые елочные игрушки из печального анекдота блестят на елке, вроде бы, так же, как настоящие. Но фальшивы именно потому, что не радуют. И весь Большой План, вдруг, угрожает со свистом полететь под откос, а душе поселяется растерянность, близкая, наверное, к той, что чувствовал Пиноккио, протыкая носом холст бутафорского очага в камине.

И чтобы спастись от этой растерянности, этой тревоги и незнания, что со всем этим делать, многие стараются прибегнуть к некоему новому плану, которым определенно должен обладать кто-то мудрый и знающий. "Давайте меньше тратить времени на пустые разговоры и обсуждения! Лучше займемся техниками исправления моей повышенной гневливости к знакомым и незнакомым!"; "Эти выражения чувств вряд ли мне чем-то помогут, в этом нет никакого смысла, наверняка есть доступные схемы переобучения новому реагированию в таких ситуациях с людьми, - вот ими и надо заняться!"; "Правильно ли я реагирую на других участников группы - что скажете вы, как специалист?"; "Мне тревожно, когда у нас возникают эти паузы в беседе, не могли бы вы просто продолжать задавать мне вопросы, чтобы я отвечал/а на них, а не тратил/а время на брожение в себе?". "Это, наверное, сложнейшая ситуация выбора за всю мою жизнь, но я-то к вам и пришел/ла, чтобы вы подсказали мне, как поступить, а не задавали мне вопросы в ответ на мой вопрос!". Множество и множество этих знаков веры в то, что существует некая универсальная дорожная карта, которая помогла бы четко сориентироваться в любой сложной жизненной ситуации , а не растекаться мыслью по древу. И основная, главная проблема - где-то ее раздобыть. Подлинную, лицензионную, не поддельную.

И тут большой простор для искушения лоцманов из цитаты Къеркегора. Почувствовать себя истиной в последней инстанции, кем-то, кто верши судьбы и направляет на истинный путь. Наверное, лучше римской пословицы об этом искушении не сказать: "Кто же будет сторожить самих сторожей?". Ирвин Ялом как-то писал о том, что сравнительно многочисленные самоубийства среди психотерапевтов могут быть связаны с тщетностью поиска ответа на вопрос: "Кто у Бога Бог?".

Но что если неопределенность в каких-то условиях может оказаться полезней определенности и скрупулезного планирования и вычисления? Что если иные тупики, в которые заводит кривая жизненного пути, и есть та единственная ветка, на которой можно пересесть на поезд к настоящей, невымученной радости? Есть авторы, которые считают часть депрессивных состояний не расстройством самим по себе, а стадией, этапом подлинного выздоровления. Когда, прежде чем станет лучше, должно стать хуже. Больнее, тревожней и заметней, наконец, для самого человека. Что что-то не так в этом успешном королевстве. Что не могут действительно хорошие вещи, к которым он так стремился, доставаться настолько болезненной ценой. Что неопределенность - и есть составная часть жизни, материал, из которого она соткана. Множество случайных событий, из которых складывается каждый прожитый день. Что поиск некоего плана, дорожной карты, вера в то, что все без исключения самые важные вещи в жизни поддаются познанию, рационализации и контролю - это путь к утрате своей спонтанности, утрате опоры на себя, утрате способности удивляться и создавать что-то новое, рождать свои уникальные способы проживания бурь и ненастий, путь к попаданию в рабство "правильных" универсальных догм и готовых "хороших" решений. Что тревога, если не пытаться ее удалить, как какой-нибудь мешающий полип, а шагнуть ей навстречу, может сделать жизнь пусть и менее определенной, но и гораздо менее скучной и стерильной.

Иногда какое-то ненастье приходит в жизнь не для того, чтобы посвятить ее суете избавления от него. А для того, чтобы прожив, пережив его, избавиться от какого-то себя, каким быть уже невозможно. Пусть это и не поддается полному рациональному осознанию. С зимой невозможно справиться, подчинив ее своему контролю, отменив ее усилием своей гордой воли. Но любую зиму можно прожить. Но чтобы родилось что-то новое, старое должно умереть. И иногда это бывает больно.

Оставьте комментарий!

Комментарий будет опубликован после проверки

Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.

(обязательно)