Страничка практикующего психотерапевта

Психологическая помощь в Краснодаре

Лечение тревожных и депрессивных расстройств

Личные и семейные проблемы

Неврозы и психосоматические расстройства

Кризисные и стрессовые состояния

Психотерапевт Павел Еремеев

Что со мной не так?

Часто в популярной психологической и околопсихологической литературе всячески подчеркивается тема личной ответственности за все события своей жизни. Обычно такая мысль продвигается в русле общей идеи о том, что есть в человеке, в том, как он устроен, некий механизм, благодаря которому человек, буквально цитируя, "притягивает" определенные события в свою жизнь. И уже в повседневном обиходе часто приходится слышать: "Вот и подумай, чем ты привлекла в свою жизнь такого человека?", или "Нельзя так мыслить - ты же притянешь в свою жизнь такие события!". Говорится это, обычно, либо очень назидательным тоном голоса, либо с большой обеспокоенностью, придавая огромную значимость таким словам.

Наверное, и скорее всего, что-то такое действительно имеет место быть в жизни. Некая закономерность, которая связывает образ мышления человека и его поведение, его жизненные выборы, его способ выстраивать отношения с окружающими людьми. Мне с давних пор еще нравится выдуманная кем-то из психологов шуточная поговорка: "Если всегда ходишь с молотком, не удивляйся, что тебе повсюду попадаются гвозди". Но часто результатом подобного понимания устройства жизни - основание его на некоем законе притяжения, приводит к тому, что человек начинает относиться критически буквально ко всему, что происходит в его внутреннем пространстве.

Например, многие, очень многие пациенты с теми или иными видами тревожных расстройств говорят, что буквально боятся своих мыслей. Боятся того, что те, однажды возникнув, послужат некоей основой для "притяжения" в их жизнь все более худших событий и обстоятельств. И когда начинаешь обсуждать, что же такое это "притяжение", и откуда сведения о таких "законах жизни", то обязательно всплывет или книга, раскрывающая некие "тайны мироздания", или лекция о "законах жизни" (обычно, их семь, почему-то), прочитанная уверенным, не терпящим сомнений тоном голоса. Часто на ум в таких случаях приходит мысль-ассоциация - строчка из песни Евгения Маргулиса: " Может быть случайно, может быть нарочно, кто-то нам внушил, будто в мире есть вечные законы.". И приводит это к тому, что человек начинает пытаться особенно тщательно контролировать не только то, что говорит, но и то, что думает. Чтобы не притянуть ненароком ничего лишнего. А поскольку спонтанно возникающие мысли такому сознательному контролю поддаются плохо, кончается все это чаще зацикленностью и навязчиво возникающими пугающими мыслями и состояниями.

Человек как бы приучается к идее о том, что с ним что-то не так, и нужно постоянно это исправлять и оценивать себя, насколько успешно это получается. К слову, такое же часто бывает в результате определенного стиля воспитания в семье или в отношениях с любым значимым и авторитетным человеком. Когда постепенно формируется целый способ видения мира и себя в нем. Когда человек изначально оценивает себя, исходя из того, что с ним что-то не так, и ищет ответ, что же именно. А кто ищет, то, как известно, всегда найдет. С одной стороны, такая позиция рождает много тревоги. А тревога часто оказывает мобилизующее воздействие, подталкивает человека к изменениям, к новым решениям и, как следствие, к развитию. Но воспользоваться плодами такого развития получается редко. Просто потому что как только получается избавиться, разрешить то, что не так, на смену ему внимание переключается на все новые и новые несовершенства и изъяны. И жизнь начинает ощущаться, как некое подобие бега белки в колесе - сил тратится много, работа выполняется основательная и значительная, но результата или, хотя бы, конца такой работы не видится даже и близко.

Зачастую некоторые пациенты и приходят на психотерапию с подобным запросом - понять, что с ними не так. И если в ряде случаев получается искать и находить конкретные причины жизненных трудностей, и это ведет к хорошему решению, то в ситуации, когда вопрос "Что со мной не так?" заложен в самом фундаменте самооценки человека, когда он является привычным взглядом на себя и является основным побуждающим инструментом к действиям, проблема заключается не в ответе на этот вопрос. Сам вопрос является источником проблемы!  Именно он обесценивает все жизненные достижения, именно он заставляет каждый раз оглядываться на чье-либо "компетентное мнение" в оценке себя. Зачастую, поиск во взрослой жизни такой авторитетной фигуры является попыткой найти замену авторитарным родителям, которые занимали по отношению к своему ребенку директивную и лишающую возможности стать автономным, самостоятельным, позицию. Именно этот вопрос и приводит снова и снова к разочарованию и мучительному ощущению тщетности усилий.

Путь к хорошему решению в этой ситуации мог бы лежать через формулирование альтернативного вопроса, который можно было бы задавать себе в движении по жизни. Вместо жесткого и задающего узкие рамки предвзятости "Что со мной не так?" - расширяющий поле возможных выборов "Какой я?"/"Какая я?". Проще не искать в себе изъяны, стараясь все время подогнать себя под какой-то внешний несуществующий идеал,а заглядывать внутрь себя, понимая и узнавая все больше своих особенностей и свойств, граней и сторон своей личности. Чтобы, узнавая себя все больше и полнее, постепенно учиться выбирать в жизни то, что подходит именно тебе, и отказываться от того, что, на самом деле, не нужно. Это то, что называется феноменологическим подходом к жизни человека. Когда каждая человеческая жизнь, каждая личность и ее способ проживания жизни воспринимается как уникальный. Когда не реальность натягивается всеми силами на некие зачастую сомнительные книжные истины путем постоянного сравнения и поиска несоответствия, а исходя из реальности конкретной человеческой жизни идет поиск способа эту жизнь наладить, используя тот опыт, который есть,в том числе и в книгах.Это путь от жизни к книге, а не от книги к жизни. Отвечая на вопрос "Какой я?", мы приходим и к тому, какая жизнь нам нужна. Отвечая на вопрос "Что во мне не так?", мы снова и снова заходим на один и тот же замкнутый круг критики, мучений и обесценивания всего своего жизненного опыта. И, как следствие, и самой жизни.


Самореализация перед зеркалом

    Наверное, трудно сосчитать число различных тренингов, психологических групп, обучающих программ и всевозможных около и парапсихологических курсов, которые посвящены вопросам повышения уверенности в себе и развитию тех или иных качеств и свойств личности. Какие-то из этих групп могут быть достаточно рациональны, какие-то - окружены густым флером мистики. Но, в общем и целом, они направлены на то, чтобы избавиться полностью или существенно снизить выраженность тех личностных черт, которые принято считать неблагоприятными и мешающими.

    Тут, конечно, можно было бы сразу было задаться вопросом: А все ли мешающие каким-либо проявлениям черты личности являются ненужными? Например, всегда ли неуверенность в своих действиях - это плохо? И всегда ли так хороша уверенность? Возможно, тогда вспомнятся какие-то ситуации из жизни, в которых, к примеру, излишняя уверенность в действиях привела к потерям, а неуверенность - наоборот, помогла что-то сохранить.

    Но, раз спрос на эти группы и программы так велик, значит есть в этом что-то такое особенное и живое, какая-то насущная потребность большого числа людей. Массовое чаяние, стремление к какому-то универсальному идеалу современности - человеку, который уверен в себе, не знает колебаний по пустякам, знает твердо, чего хочет, и идет к этому прямым путем, активен и энергичен, не тратит время на ненужное самокопание, способен эффективно контролировать свои эмоции и, в то же время, способен быть спонтанным и импульсивным. Получается довольно впечатляющий и для многих притягательный список качеств и свойств. Можно сказать, это список получился на загляденье!

    Особую пикантность ему придает тот факт, что он почти в точности совпадает с описанием большой части характерологических черт, характерных для психопата: бойкие и поверхностные, эгоцентричные и грандиозные, показывающие

ошеломляющую нехватку раскаяния или вины, нехватку эмпатии, обманщики и

манипуляторы, обнаруживающие поверхностность эмоций и при этом чрезвычайную

импульсивность в действиях. Полностью соответствует предыдущему списку со слегка измененным тоном формулировок.

    В современной массовой культуре как-то так повелось, что под психопатом понимают личность, обязательно совершающую криминальные, антисоциальные действия. И так, что это обязательно сопровождается бурными всплесками неадекватной и неконтролируемой агрессии. При слове психопат у многих в воображении всплывают картины кинематографических образов убийц, маньяков и прочего нагоняющего жути люда. Однако же, понятие психопатии гораздо шире и, главным образом, включает в себя личностей, испытывающих недостаток или чаще даже полное отсутствие определенных черт характера и эмоций. К основным отсутствующим у психопата личностным чертам и эмоциям можно отнести способность к эмпатии, чувства вины и стыда  а также такое понятие, как совесть.

    Довольно образно и доходчиво это описывает Марта Стаут в своей книге "Социопат, живущий по соседству": "Вообразите - если можете – что значит не иметь ни капли совести, никакого чувства вины или раскаяния, независимо от того, что Вы делаете; не испытывать никакого ограничивающего чувства беспокойства за благосостояние незнакомцев, друзей, или даже членов семьи. Вообразите, что вы ни разу в жизни не боролись со стыдом, независимо от того, насколько эгоистичными, ленивыми, вредными или даже безнравственными были ваши действия.И притворитесь, что понятие ответственности неизвестно Вам, хотя другие, похоже, принимают это бремя  без сомнения, как легковерные дураки.Теперь добавьте к этой странной фантазии способность скрывать от других людей то, что ваш психологический облик радикально отличается от их. Пока каждый просто предполагает, что совесть универсальна для всех, довольно легко скрывать, что лично Вы лишены совести.Вина или стыд не удерживают Вас ни от единого желания, и другие люди никогда не выявят Ваше полнейшее хладнокровие.  Ледяная вода в ваших венах настолько причудлива, настолько за гранью их личного опыта, что они редко могут даже предположить ваше состояние.Другими словами, Вы полностью свободны от внутренних ограничений, и ваша беспрепятственная свобода делать то, что вам нравится, без мук совести, удобна тем, что совершенно невидима  для мира.Вы можете делать все что угодно, и, тем не менее, ваше странное преимущество перед большинством людей, которых сдерживает их совесть, скорее всего, останется скрытым. Какой тогда будет Ваша жизнь?"

    То есть, по сути, очень большое количество абсолютно нормальных людей оказывается одержимо стремлением к непонятным изменениям в сторону значительного эмоционального дефекта. Убить тревогу, отрезать неуверенность, отбросить сомнения и стать на зависть всем врагам эффективной и самоактуализировавшейся личностью. Я самоактуализацию упомянул неслучайно, потому что, наверное, сложно сейчас найти хоть один тренинг или обучающую программу, в которую не был бы втиснут этот термин за авторством Абрахама Маслоу а также приписываемая ему "Пирамида потребностей".

    Как-то один пациент мне рассказывал, что в детстве мама настолько запугала его историями о всевозможных маньяках, орудующих по ночам на улицах города, и о том, как тщательно их надо опасаться, что, засыпая, он успокаивал себя тем, что когда вырастет, сам станет маньяком - и тогда бояться уже надо будет не ему, бояться нужно будет его. Описанные черты психопата - это, по сути, черты, характерные для хищника. Когда кошка играет с мышкой, прежде чем употребить ее в пищу, она, по всей видимости чувствует себя уверенно, стабильно, не сомневается в своих действиях и не знает страха, движет ею один лишь инстинкт. Основной вопрос тут вот какой. Если человек, идя на тренинг или обучающую программу, в конечном счете хочет стать счастливее, чем был до этого, обязательно ли ему отказываться от тех своих черт, которые и делают его человеком? Обязательно ли ему становиться хищником?

    Один мой учитель любит периодически приводить свой случай работы с одним молодым человеком, который пришел на психотерапию, чтобы избавиться полностью от неуверенности в общении с девушками. Когда же они начали обсуждать, а что он планирует начать делать, избавившись от этой неуверенности, он начал говорить о вещах, которые совершенно точно превратили бы его жизнь в конвейер бесконечного бегства от близости. И, по сути, эта неуверенность и была тем якорем человеческого, который направлял его жизнь в какую-то иную сторону.

    Тут еще можно вспомнить Виктора Франкла, который говорил, что самореализация, развитие себя не может быть смыслом человеческой жизни. Самореализация и развитие себя могут быть достигнуты, когда человек стремится к другим, более высоким смыслам и целям. И тогда они возникают спонтанно, в самом процессе, зачастую, даже незаметно для самого человека. Когда же самореализацию делают смыслом существования, достигнуть ее не получается никогда. Как бумеранг возвращается к охотнику только в том случае, когда пролетает мимо намеченной цели, так и человек возвращается сам к себе и остается с собой прежним, когда не находит того смысла, той важной жизненной цели, ради которой эта самореализация ему нужна. И тогда это остается самореализацией для себя и наедине с собой. Самореализацией перед зеркалом.

     

   


И никому себя таким не показывай

  В одной стране один из ее вождей однажды совершенно не случайно провозгласил себя, помимо всяческих официальных званий и титулов, Отцом народов. Не будем конкретизировать, кем именно он был. Можно подумать и про французского короля Генриха Четвертого, и про Людовика Тринадцатого Справедливого, ну или про кого-то еще по выбору. Это даже и не так важно. Важна сама неслучайность, потому что когда у всех народов появляется один Отец с большой буквы, то в бессознательное закладывается идея о том, что все-все отцы с маленькой буквы уже не так значимы. А поскольку отца, а тем более Отца принято слушаться, это облегчает управление людьми в значительной степени. Такие Отцы обычно очень любят оставлять своим многочисленным детям-народам разного рода "заветы", "послания" и прочие скрижали.

  Родительские послания вообще служат простой и удобной формой передачи опыта от родителей детям. И любой родитель постоянно учит своего ребенка чему-то, даже не всегда отдавая себе в этом отчет. И некоторые из таких родительских посланий принято рассматривать в практической психологии как отрицательные. В том смысле, что жизнь, выстроенная по таким посланиям, становится скорее несчастной, чем счастливой.

  Одно из таких значимых отрицательных научений можно выразить коротким лозунгом: Будь сильным. Звучит достаточно ободряюще - что плохого в том, чтобы поднять эту идею на флаг и пройти с ним через всю жизнь? Сильных уважают, к сильным прислушиваются, сильные в большей степени способны одерживать победы в конкурентной борьбе, из которой в значительной степени состоит жизнь. Такими или примерно такими доводами руководствуются люди, когда приучают себя и других к этой позиции. Но природа устроена так, что все существует в каком-то гармоничном равновесии, будь то живой мир или мир неживых предметов. Ключ дополняет замок, а правую руку дополняет левая. Являясь ее почти что зеркальной копией, но при этом будучи чаще всего гораздо слабее. Любую силу точно так же уравновешивает соответствующая ей слабость. И тогда на поверку, если копнуть действительно глубоко, окажется что призыв Будь сильным по сути означает: Никому и никогда не показывай своих слабых сторон и чувств.

И если быть сильным всегда и во всем - задача из области иллюзорного восприятия мира, то научиться прятать свои слабые стороны и чувства от окружающих - это уже что-то более реальное. Точно так же, как реально научиться постоянно ходить на носках, чтобы казаться со стороны выше. Проблемных моментов тут, как минимум, два. Во-первых, это отнимает очень много сил. А во-вторых, научившись однажды скрывать что-то в себе от других, постепенно привыкаешь скрывать это и от самого себя. Или, по крайней мере, себе это запрещать.

  Как-то в одной из бесед, довольно успешный в социальном смысле мужчина открыл грустную тайну: "Я пришел в жизни к тому моменту, что полностью позволить себе быть таким, какой я есть, не только в своих сверкающих доспехах, но и со своими слабостями, сомнениями в выборе, страхами о будущем и депрессивными переживаниями, я могу только лишь на приеме у психотерапевта. В работе я ношу одну маску, дома с женой другую. И ни там, ни там нет места слабостям. А иногда хочется, чтобы просто кто-то пожалел.." Есть, конечно, в жизни ситуации, про которые можно сказать, что жалость унижает. А есть простое человеческое желание, чтобы тебя, ну иногда, ну совсем кто-то близкий, но пожалел. Это скорее, что-то об интимном единстве, чем о чем-то унизительном. Вряд ли, этого можно достичь, стараясь всегда быть сильным.

  Часто человек, исповедующий эту жизненную позицию даже в мыслях "бьет себя по рукам": " Ну сколько можно наступать на одни и те же грабли, тебе же уже ... лет!"; "Хватит ныть, будь уже мужчиной"; "Как же можно быть такой дурой?!". Такой тип мыслей в рационально-эмотивной терапии Эллиса называют еще "мысли-обвинители". Словно живет в человеке такой Внутренний Прокурор, который всегда судит. Находит в мыслях и чувствах несоответствия какому-то выхолощенному идеальному образу себя и судит, выносит приговор и приводит его тут же в исполнение. То есть, чувства и мысли возникают. Но, вместо того, чтобы их пережить, человек их себе запрещает, будто бы одергивая себя каждый раз.

  Но если убегать от собаки, она будет всегда гнаться. У режиссера триллеров Хичкока как-то спросили, какой самый страшный образ в кино? На что он ответил довольно просто: "Закрытая дверь". И вправду, за ней может скрываться все, что угодно. Разнообразие, ограниченное только масштабами нашего воображения. И единственный способ пережить этот страх - открыть дверь и позволить себе увидеть все, что там есть. На поверку чаще всего оказывается что там нет ничего. Но тогда эта ситуация делается завершенной, лишенной какой-то недосказанности. И если тот, кто уже вынес себе вердикт "Нытик", перестанет себя в этом одергивать, а буквально позволит себе таким побыть, пережить это чувство, прожить его внутренне до завершенности, он уже скоро начнет чувствовать, как этого становится меньше. Если тот, кто постоянно бежит от проявлений слабости в себе, стараясь снова и снова доказать свою силу, примет эту слабость как часть себя, первое, что он почувствует, это облегчение. Облегчение для того, кто долго ходил на носках, - это невероятно ценная вещь. Как любит повторять одна моя коллега, обладательница своеобразного и притягательного чувства юмора,: "У верблюда два горба, потому что жизнь - борьба". Если человек ищет, где бы себе максимально полно доказать свою силу и всемогущество, жизнь не устает подбрасывать ему возможности. Причем, возможности эти с каждым разом становятся все серьезнее. Поначалу это может быть просто подрезавший на дороге автомобиль, а под занавес и вовсе серьезная драма с больницей в финале или чем-то более мрачным. Самое обидное, что после всех этих битв и свершений слабости никуда не деваются. Зачастую, еще острее начинают ощущаться: "Я столького достиг, все восхищены. Они и не догадываются, что внутри у меня...".

  Чаще всего то, что мы в себе не принимаем, составляет самую главную тайну. Это я такой, каким меня ни в коем случае никому нельзя видеть и знать. И чем "страшнее" эта тайна, тем выше тревога, что она может раскрыться. Страшнее в кавычках именно потому, что при лишенном избыточных эмоций взгляде со стороны почти всегда оказывается, что ничего особо страшного в ней нет. И хорошим решением в таких ситуациях почти всегда будет позволить узнать, увидеть, показать себя такого. Вначале даже самому себе. Просто потому, что когда я себя таким знаю, я уже имею над этим власть. И власть не в смысле волевого усилия над собой. Не нужно каждый раз брать штурмом кухню дома, в котором я живу, чтобы позавтракать. Достаточно просто в нее зайти. и когда такая власть есть, уже нет и близко той тревоги. Невозможно пристыдить человека тем. из чего он не делает никакой тайны, а может просто показать себя и таким, и таким тоже быть. 

  


Панические атаки в понимании экзистенциальной терапии

        В силу разницы подходов в обучении и, наверное, в понимании мира вообще, существуют разные взгляды на психотерапию. Один из них - сугубо психиатрический. Есть у пациента некие специфические симптомы, значит он болен. Ну, и соответственно, исчезают эти симптомы, значит человек выздоравливает. И, рассуждая логически, довольно трудно с этим не согласиться. В подтверждение можно даже привести примеры многих и многих пациентов, которые, приходя на терапию впервые, именно такой запрос и высказывают: "Хотелось бы избавиться от всех этих симптомов и жить, как раньше. Стать прежним собой".

   Как говорил один из моих преподавателей по психотерапии: "Психиатрический подход к психотерапии прост: Прекратились ли-таки тики, восстановился ли-таки сон? Значит, человек здоров!". Ну, и, соответственно, его можно выписывать. И хорошо, во многом, что такой подход есть, и он крепок. Существует множество острых состояний психики, в которых людям требуется неотложная, конкретная и решительная помощь. В этих ситуациях такой подход уместен, как нельзя лучше.

   Нечто другое получается, когда такой подход и такое понимание терапии сталкивается с расстройствами другого рода. Не острыми, не нарушающими восприятие реальности, а только лишь вносящими неприятные переживания во взаимодействие с этой реальностью. В проживание жизни. Те расстройства, которые принято называть невротическими.

  Например, паническое расстройство, как одно из наиболее часто встречающихся невротических расстройств. Много мудрых мыслей об этом написано, много теорий выдвинуто и много способов лечения предложено. Например, есть серотониновая теория панического расстройства, которая говорит о том, что оно вызывается нарушением выработки и усвоения специфического "гормона радости" серотонина.

 Если не вдаваться в научные тонкости, общий вывод из этого конкретен: при панических атаках одним из первых шагов служит назначение фармакологических препаратов, повышающих синтез и усвоение этого гормона в структурах мозга. Антидепрессантов, то есть. Хорошая теория, конкретное лечение. Лабораторные крысы были бы просто счастливы в экспериментах с препаратами. Но у людей часто картина несколько другая.

  У целого ряда пациентов после отмены курса фармакологического лечения симптоматика возвращается. То есть, они снова начинают паниковать в привычных до этого ситуациях. Более того, у многих людей, еще принимающих препараты, присутствуют вполне конкретные опасения: "А что же будет, когда я прекращу пить лекарства? Не вернется ли все вновь?". Что тут говорит нам психиатрический подход? Раз симптомы снова появились, значит человек снова болен и его надо снова лечить.

  Тут надо сказать, что понятие "болен" в этой связи употребляется условно. При паническом расстройстве как таковом никакой серьезной патологии психики нет. Глубинно душевно человек здоров. Слово "болен" мы здесь используем в качестве примера. Стучится человек в дверь кабинета врача, а тот ему через дверь кричит: "Заходите, больной!". Тут сразу же можно задуматься: "А кто сказал, что я больной?". Привычный ответ на это чаще всего будет: "Ну, пришел к врачу, значит больной!". Не потому, что это верно. А потому, что так принято.

  Так вот, помня об этом примере выше, что если предположить, что человек был "болен" еще до того, как у него эти самые панические атаки впервые проявились? Что если все эти многочисленные биохимические нарушения - не причина, а косвенный признак или даже следствие?

Что если причина, если вообще нечто можно однозначно назвать причиной, глубже или даже шире? Что если причина того, что человек подвержен приступам необъяснимой паники, заключается в том, как этот человек вообще проживает свою жизнь?

   В экзистенциальной психологии вообще и в экзистенциальной терапии в частности принято к тем же симптомам,с жалобами на которые обращается за помощью человек, относиться, как к феномену. У каждого конкретного человека панические атаки являются феноменом именно его жизни. То есть, внешне похоже на то, что и у многих других людей бывает: сердцебиения, нехватка воздуха, ощущение дереализации, страх потерять сознание, умереть, страх сойти с ума, потерять контроль и ряд еще других. Но внутренне, для каждого человека лично панические атаки являются реакцией на что-то свое в жизни.    

У одного человека это была реакция на опостылевшие отношения и то, как он все колебался,стоит ли их завершать или нет. У другого это было столкновение с проблемой выбора сферы деятельности на последнем курсе института. Еще у одной пациентки это была ситуация любовного треугольника, когда муж фактически уходил из семьи, и ее панические атаки. по сути, явились тем единственным, что его задержало. Тут можно примеры приводить бесконечно долго, просто другим это не особо поможет, потому что в каждом случае это что-то свое, глубоко личное.

 

  Но есть и кое-что общее во всех случаях панического расстройства и панических атак. Что-то, что не просто сводится к биохимии и животным инстинктам.

  В экзистенциальной психологии есть понятие жизненной данности. Чего-то, что является неизменным свойством жизни, которое человек не в силах поменять. Это просто дано. Как в школьной задаче по математике. Одной из таких данностей является присущая жизни неопределенность. Весь наш мир возник из хаоса, многие события в нашей жизни просто случаются, какую бы причинную базу мы ни пытались под это подогнать. Как-то более подробно о теме неопределенности можно прочесть вот в этих статьях - http://eremeev.org/page/begstvo-ot-neopredelennosti  и http://eremeev.org/page/sovladanie-so-strahom-neopredelennosti

  Суть в том, что неопределенность - сама ткань жизни. Как говорит Александр Ефимович Алексейчик, классик отечественной школы экзистенциальной терапии, когда его спрашивают, что будет происходить на предстоящей группе, и насколько соблюдается безопасность: "Господь Бог гарантирует нам вечную жизнь, но не гарантирует, что мы доживем до завтрашнего дня".

  Так вот, часто в картине мира человека, страдающего паническими атаками, места для неопределенности жизни попросту нет. Это люди, для которых контроль и расчет, планирование всего и вся в жизни стоят во главе угла. Но есть вещи в себе и в мире, которые мы можем контролировать сознательно, которые мы в силах контролировать. А есть то, в отношении чего мы бессильны. Например, в отношении себя мы бессильны разумом контролировать какие-то совершенно простые вещи: засыпание, дыхание, сердцебиение, эрекция у мужчин. Уж простите за физиологические подробности, но многие нарушения этих процессов, когда они начинают не получаться, происходят именно из-за того, что человек начинает лихорадочно и мучительно контролировать их сознанием, разумом. А они просто случаются сами по себе. И именно тогда, когда на это перестают обращать сознательное внимание.

  Первый эпизод панической атаки, зачастую, может быть объяснен какими-то объективными причинами: переутомление, недосып, предшествующее длительное стрессовое состояние, употребление наркотических веществ, алкоголя накануне. Иногда и все вместе. Но если у иного человека что-то похожее на паническую атаку случится и тут же забудется, потому что он просто не уделит этому особого внимания - ну, было и было. То у человека, который не выносит неопределенности, не справляется с ней, который привык все контролировать, панические атаки закрепятся и будут повторяться именно из-за его непринятия неопределенности и склонности к контролю. Наш организм - такое удивительное творение природы, что чем больше мы обращаем внимание и пытаемся контролировать, обуздать какие-то его проявления, смутные и еле заметные ощущения, тем сильнее они проявляются и шире разрастаются.

  И даже в приведенных несколькими абзацами выше примерах людей можно заметить, что в каждой из их жизненных ситуаций общая тема - неопределенность жизни и то, как они с ней справляются. Вернее сказать, не справляются.

  Старая поговорка, которую любили повторять наши бабушки и прабабушки: "Брось, а то уронишь". Кажется, она имеет какое-то отношение к обсуждаемой теме.

  И в этом смысле, конечно, ожидание многих людей, приходящих с паническим расстройством на терапию, "Уберите симптомы, а я буду жить, как прежде" звучит как иллюзия. потому что именно то, как прежде жил, и привело к приступам паники. Панические атаки увенчали весь прежний подход к жизни.

  Хорошее же решение лежит в плоскости того, чтобы включить само понятие неопределенности в свою картину мира. Просто принять как факт, что в жизни есть вещи, которые могут случиться, и мы не можем на это повлиять. И тогда парадоксальным образом, например, когда человек бросает лихорадочные попытки отключить свой страх здесь и сейчас, когда он позволяет страху быть, страх, вдруг, начинает идти на убыль. Когда человек бросает идею заснуть, во что бы то ни стало, именно сейчас и позволяет себе не спать, сон, вдруг как-то сам приходит.

  Когда человек перестает пытаться сделать какой-то выбор именно сейчас, потому что "должен", а позволяет себе побыть в неопределенности, прислушаться к себе, к тому, чего он хочет, паника снижается. А как именно это сделать в жизни каждого конкретного человека - это и есть то, в чем помогает психотерапия.   

  


Обо мне

Психотерапевт Павел ЕремеевМеня зовут Павел Еремеев. Я практикующий с 2004 года врач психотерапевт и психолог. Направление моей работы - экзистенциальная психотерапия и консультирование. Занимаюсь индивидуальным консультированием, также веду психологические группы в Краснодаре. Профессионально помогаю людям, столкнувшимися в жизни с психологическими трудностями.

Психотерапия для меня единственное и главное дело жизни. Постоянно стажируюсь и участвую в новых обучающих программах, включающих личную терапию и супервизию. Общий объём моей подготовки превышает 4950 часов. Я являюсь действительным членом ОППЛ (г. Москва), Восточно-европейской ассоциации экзистенциальной терапии (г. Вильнюс)

Если у вас возникли психологические проблемы любой сложности, обращайтесь, буду рад вам помочь.