Страничка практикующего психотерапевта

Психологическая помощь в Краснодаре

Лечение тревожных и депрессивных расстройств

Личные и семейные проблемы

Неврозы и психосоматические расстройства

Кризисные и стрессовые состояния

Психотерапевт Павел Еремеев

Замедлить шаг

                              " В обществе, которое делает акцент на все более  восхитительном, продуктивном и значимом "завтра", всякое напоминание о возможности того, что этого "завтра" может и не быть, избегается любой ценой. А если его невозможно устранить столь легко? Тогда убежденность в том, что, возможно, все же существует нематериальное, спиритическое "завтра", становится значительно более привлекательной... И необходимой"

                                       Из книги Эрнесто Спинелли "Зеркало и молоток"

Однажды встреченная у коллеги цитата из ныне живущего классика экзистенциальной терапии натолкнула, как обычно, на многие другие мысли касательно того, как живешь, проживаешь свою жизнь. Действительно, чаще всего мы живем, движемся в потоке жизни с такой скоростью и так щедро разбрасываемся своим временем, как будто имеем четкие гарантии, что жизнь продлится вечно. Что так, как сейчас, будет всегда. И что всегда будет это самое "завтра", на которое можно будет перераспределить осуществление каких-то наших планов, желаний, мечт. Это "завтра" для нас в психологическом смысле иногда как балкон, на который всегда можно свалить что-то, что кажется лишним в комнате.

И в потоке повседневных забот, множества каких-то почти что ритуальных, обрядовых "надо" и "должен" само ощущение, сам вкус жизни потихоньку стирается и бледнеет. Когда жизнь приобретает такой автоматический характер - ощущение, что надо что-то делать остается, а то, зачем это, ради чего это, постепенно исчезает. "Живу по инерции", - что-то похожее приходится слышать все чаще и чаще. Это ощущение инерции, невнимательности к простым деталям жизни, автоматического, пассивного движения в ней можно сравнить с теми моментами, когда человек куда-то спешит.

Идет, даже несется иногда по улице, мыслями находясь где-то еще - в будущем, как правило. Что-то планирует, обдумывает, высчитывает. Сам он это чувствует, как некую кипящую жизнь, занятость, рабочую загруженность, хороший темп и много как еще люди это называют. Но, в то же самое время, прямо в этот момент вокруг него тоже разворачивается жизнь. Идут люди, на которых он мог бы обратить внимание - глядишь, может, и получилось бы какое-то интересное знакомство. Открываются какие-то прекрасные виды, случаются пусть и небольшие, но какие-то занятные события. И эта жизнь, она прямо сейчас. А та, что у него в голове - тревожная, стремительная, бурлящая, как ему кажется, - она только в его внутренних образах, еще неизвестно, как именно она воплотится в этом самом "завтра". И все мимо. Десятки, сотни, тысячи людей, которые в буквальном и образном смысле постоянно куда-то несутся по жизни, не давая себе возможности просто оглянуться вокруг.  

И в противовес этому всегда можно увидеть на улице человека, по которому сразу ясно, что он в этом городе гость. Шаг его неспешен, глаза более осмысленны, и он постоянно рассматривает все, что вокруг - людей, виды, обстановку. И смотрит он всегда прямо в глаза, но не с вызовом, а с интересом. И когда смотришь на него, есть ощущение, что тобой интересуются как личностью, как человеком, а не просто глядят сквозь тебя, как через недвижимый предмет интерьера. И если покопаться в воспоминаниях, можно и у себя найти такие моменты. Когда ты был гостем в городе. Это неповторимое чувство, когда ты, вроде бы, просто смотришь на людей, а на твой взгляд как-то по особенному откликаются. И, если ты мужчина, то женщины чуть с большим интересом задерживают взгляд, а если женщина - мужчины начинают смотреть чуть более неоднозначно. Ну, или если ты в сексуальном плане левша, то у тебя немного другие критерии и объекты интереса. И замечать вокруг ты начинаешь гораздо больше, чем в своем городе. Потому что смотришь каким-то более внимательным взглядом. А еще потому что не спешишь, а позволяешь себе замедлить шаг.

А что если этот опыт перенести и в другие сферы своей жизни? Что если позволить себе замедлять шаг в каких-то вполне конкретных жизненных ситуациях, в которых, как кажется, все краски уже выцвели и вкус потерялся?

Например, взять те же семейные отношения. В них со временем иногда накапливается такая инерция усталости и агрессии, что людей на терапевтической сессии не удается остановить в их непрекращающемся крике друг на друга - настолько сильно каждому из них хочется доказать другому собственную правоту. И, вроде, доказал, - ну, то есть, по сути, заткнул другого, - а отношения от этого не то, что не наладились, а ухудшились мгновенно. Человек приходит домой, и у него уже есть сложившийся образ того, как у него все дома будет происходить, кто что скажет, в какой момент начнем ругаться и т. п. Один мой учитель, ныне покойный Сергей Викторович Корчагин предлагал часто мужчинам взять себе за правило возвращаться вечером домой, как не к себе домой. Приходишь в дом и смотришь - надо же, как все интересно обставлено, а ванная у них тут, а это что? Стенной шкаф? Оригинальная планировка! А это что за женщина тут орудует на кухне спиной ко мне?! Тоже довольно интересная особа. Может, преподнести ей сюрприз? Замедлить шаг, чтобы увидеть в этой кажущейся повседневности множество мелких деталей, из которых и состоит жизнь. И что-то меняется в отношении. Понемногу, постепенно, но меняется.

Замедлить шаг в отношении своих страхов в жизни. Все это множество несделанного, невоплощенного, нереализованного - все то, на что мы не решаемся. Потому что рано, или потому что поздно, или потому что негоже, или потому что времени нет, или еще почему-то - таких псевдорациональных объяснений самому себе можно насочинять великое множество. Ведь, все эти страхи тоже отчасти существуют, потому что мы живем в святой уверенности, что у нас еще "завтра", а после него еще одно "завтра".. И еще одно, и еще одно.. Но если замедлить шаг сейчас и впустить в осознание мысль, что именно вот это завтрашнее "завтра" может и не наступить. Когда-то же оно не наступит? Как любит повторять другой живущий классик экзистенциальной терапии Александр Ефимович Алексейчик: "Когда смерть близка, жизни можно не бояться".

Так почему же не сделать это сейчас, а не ждать этого момента, когда время почти на исходе? Само осознание и принятие факта конечности своей жизни способно поменять очень многое. Когда отдаешь себе отчет в ограниченности своего времени, то и берешь на себя больше ответственности за то, как его тратишь. А это и повод вчувствоваться в себя - что для тебя действительно важное, свое, глубокое, а что более внешнее, наносное, что можно и отпустить.

Недавно попалась на глаза шуточная цитата из кино. Осужденный за грабежи преступник дает совет: "-Чарли, любовь важнее чем карьера, за все годы ограбления квартир мне никто не кричал :" не стреляйте, мистер, мне утром на работу!", а лишь всегда :" у меня жена и дети"...Вам стоит пересмотреть свои приоритеты"

В контексте этой цитаты акцент делается на любви, но если посмотреть шире, то, что связывает всех людей в жизни, и из чего главного, собственно, жизнь состоит - это отношения с людьми вообще. Необязательно только любовные. И, наверное, это главная и самая значительная область жизни, в которой полезно и важно замедлить шаг. Сделать так, чтобы больше внимания было отношениям сегодня, сейчас, а не идеям и образам "завтра".


Успех несущественен для свободы

Однажды ночью, переключая каналы, довелось остановиться на не особо рейтинговой телепередаче, в которой артист Сергей Юрский рассказывал о своей жизни и делился опытом. И в числе прочего он рассказал пару историй, которые запали в память, да так в ней и остались. Рассуждая о смысле жизни и о возможности человека быть счастливым, ощущать свою жизнь как счастливую, он вспомнил отрывок из фильма Феллини "8,5". Сцена, в которой герой Мастроянни встречается с кардиналом из Ватикана. Они парятся вместе в бане, и главный герой жалуется святому отцу, насколько он в жизни несчастлив. Жалуется много и долго, они обливаются потом, от этого тяжкое ощущение еще более усиливается. И вот, когда он закончил, кардинал в ответ задает ему вопрос: "Сын мой, а разве обязательно в жизни нужно быть счастливым?".

 И вторая история, больше притча по своей сути. Буддистский монах задает своему учителю вопрос:

" - Учитель, как поймать птицу счастья?

  - Нужно протянуть раскрытую ладонь и ждать.

  - Но, ведь, не исключено, что ждать придется очень долго?

  - Значит, придется ждать очень долго.

  - Но, ведь, можно прождать очень долго, а она на ладонь так и не сядет?

  - Значит, не сядет..."

И в этих двух образах есть одно и то же существенное настроение, отношение к жизни - вопрос о том, обязательно ли жизнь, хорошая жизнь, должна протекать и выстраиваться по каким-то заранее определенным и кем-то заданным канонам? И здесь уже даже неважно, будут ли это каноны и правила, сформулированные однажды в родительской семье, или те, что ежедневно, не прямо, но упорно и последовательно, транслируются через разные виды медийной культуры. Второе, наверное, даже более существенно и влиятельно, потому что способно охватить целые континенты.

У каждого из нас, вероятно, живет где-то в глубине души тоска по утраченному раю. По времени, когда нас не касались проблемы выбора и ответственности за многие вещи в жизни. Просто потому, что ответственность эта лежала на других людях, родителях, которые тогда казались такими всемогущими, всесильными, способными решить любую проблему. Только по факту того, что они - взрослые, а взрослые могут все. И эта беззаботность давала ощущение удивительной легкости и свободы, а еще удивительной безопасности и защищенности. И, что самое важное, тогда казалось, что время это никогда не кончится и будет длиться вечно.

Но оно в итоге кончается. Причем, оглядываясь назад, довольно трудно вспомнить, в какой именно момент жизни. Просто, вдруг, начинаешь осознавать все эти трудности, которые в большей или меньшей степени в разные периоды наполняют жизнь. В жизни могут случаться и неудачи, и страдания. И некоторые из них могут оказаться так тяжелы, что может появиться желание найти какой-то универсальный ключ к тому, как раз и навсегда оградить себя в своей жизни от этих ее сторон.

И тут современная массовая культура оказывается щедра донельзя. В рекламе, в кинематографе, в познавательных передачах и даже в утреннем теле-марафоне она снова и снова рисует нам образ некоего усредненного человека успеха. Человека, который во все возрастающих потоках информации чувствует себя, как рыба в воде. Человека, который может принимать любые сложные решения в жизни и делает это в этих медийных образах он на удивление быстро. Скорость - это в данной ситуации момент ключевой. Потоки информации, которые льются на человека со всех сторон, ускоряются с каждым днем все больше и больше, и он ускоряется вместе с ними, выдерживая этот ритм на "пять с плюсом". Чтобы справляться с этим, лучше всего быть молодым. И поэтому этот усредненный успешный человек всегда молодой. Молодость вообще в цене в этой тщательно создаваемой картинке. Во всех ток-шоу, реалити-шоу и прочих ролевых моделях, которыми нас всех щедро снабжают, проглядывает этот герой, на которого, вроде бы как, нужно равняться - молодой, решительный, невероятно привлекательный и, кажется, абсолютно беспроблемный человек, который к тому же еще и постоянно улыбается. Так, как будто бы только что сошел с рекламного плаката самого современного антидепрессанта.

И у тех, кто на это смотрит, где-то глубоко внутри раз за разом формируется все более устойчивая взаимосвязь между жизненным успехом по такому стандартному, ориентированному на внешние материальные атрибуты образцу, и ощущением себя счастливым. И, чтобы этого счастья достичь, предполагается, что нужно хорошо потрудиться. Причем, потрудиться, как правило, именно в плане материального обладания, которое должно гарантировать последующую счастливую жизнь.

Ассоциативно вспоминается пациентка, пришедшая в терапию с умеренной депрессией, в которую она угодила в течение полугода после того, как окончательно выплатила ипотеку. Иметь собственную квартиру для нее было очень важным делом, и она на протяжении нескольких лет очень усердно и практически без выходных работала, чтобы купить себе возможность этого обладания. В ее мечтах все рисовалось таким образом, что наличие квартиры автоматически повлечет за собой и многие другие изменения в ее жизни. Изменения, понятное дело, к лучшему. И, вот, когда вопрос уже был решен, и она уже вселилась в свое новое жилье, она, вдруг, столкнулась с неким опустошением. На том месте, где на небольшом отдалении впереди у нее всегда была четкая и значимая цель, ради достижения которой она привыкла жертвовать многим, теперь был вакуум, пустота. И, столкнувшись с этой пустотой, она все чаще стала задумываться о какой-то бессмысленности собственного существования, об одиночестве, и, по какой-то непонятной причине, вдруг, начала бояться своей возможной смерти, хотя, предпосылок объективных к этому, вроде бы, не было никаких. 

Возможно, наши ожидания оказывают на нас гораздо большее влияние, чем мы могли бы предположить. И многие из нас живут порой довольно долго в такой, будем говорить прямо, иллюзии. Иллюзии того, что однажды, если, конечно, хорошо постараться, жизнь как-то, вдруг, наладится таким совершенно чудесным образом, что раз и навсегда станет идеально гладкой и беспроблемной. И, возможно, нам даже видится это в каких-то определенных людях из нашего окружения или из того же "голубого экрана" (телевизора, компьютера или куда там еще сейчас люди предпочитают уставиться). У этих чудесных и почти что идеальных людей жизнь гладкая и беспроблемная, они счастливы. И нам тоже нужно стремиться к этому. Если выражаться совсем детским языком, нужно вести себя хорошо, и тогда однажды наша жизнь превратится в вечную вечеринку.

И единственным реальным достижением при таких ожиданиях от жизни, достижением, которое точно можно гарантировать, будет то, что мы чаще всего будем напряжены а еще периодически будем расстроены. Напряжены, потому что тянуть эту упряжку успеха и многое стараться контролировать очень сложно. А расстроены, потому что это вряд ли осуществимо - исключить из своей жизни неудачи и страдания.

Счастливым человек себя способен чувствовать, пожалуй, в довольно редкие и непродолжительные моменты своей жизни. И уж, как правило, счастливым человек может себя ощутить, когда он свободен. Когда танцует под какую-то свою собственную мелодию, когда не нагружен извне какими- то ложными жизненными ориентирами, которые тяготят и лишают сил.

Сартр однажды очень точно сказал об этом: "Успех несущественен для свободы". Чтобы чувствовать себя свободным, а равно и счастливым, совершенно необязательно постоянно подтверждать это неким внешним успехом и стараться избегать неудач. И это не связано также с обладанием теми или иными благами или какими-то еще трофеями. Счастливую, хорошую жизнь невозможно заранее вычислить и просчитать или же выиграть в лотерею. Ее можно лишь обрести, создать, принимая все те трудности, которые в ней могут случаться, как некую данность, с которой просто порой приходится встретиться. И те, кто не боится потерпеть неудачу, и те, кто , кто не боится страданий, вдруг, обнаруживают, что могут в жизни быть более свободными, чем те, кто не оставляет попыток все в жизни контролировать и просчитать.

Жизнь каждого во многом уникальна, но есть и какие-то общие свойства у всех жизней. И одно из этих свойств - то, что любая жизнь проходит. У каждого всегда остается возможность и время, пусть и в рамках ограничений каждой конкретной жизни, что-то сделать и изменить так, чтобы лучше понять себя и ощутить, что такое хорошая жизнь именно для него.

В Ветхом Завете есть замечательная по глубине своего философского проникновения книга - Екклесиаст. И это ощущение жизни, которая проходит, его так хорошо передают эти слова, которыми можно и закончить: 

"Наслаждайся жизнью с женою, которую любишь, во все дни суетной

жизни твоей, и которую дал тебе Бог под солнцем на все суетные дни твои; потому

что это - доля твоя в жизни и в трудах твоих, какими ты трудишься под солнцем.

Все, что может рука твоя делать, по силам делай; потому что в

могиле, куда ты пойдешь, нет ни работы, ни размышления, ни знания, ни мудрости."


Страх потерять все

                                               ибо ужасное, чего я ужасался, то и постигло

                                               меня; и чего я боялся, то и пришло ко мне.
                                                               Иов. 3:25

Как-то один мой старший коллега и близкий друг в обсуждении темы предпринимательства высказался в том духе, что собственное дело начинать гораздо проще в 25 лет, чем в 55. На первый взгляд, это могло показаться странным - чем старше человек, тем больше у него жизненного опыта и мудрости, следовательно, в старшем возрасте его начинание должно быть успешней. Но стоит задуматься чуть глубже и окажется, что жизненный опыт часто бывает и трудным, содержать в себе неудачи и лишения. И в итоге оборачиваться страхом повторить эти неудачи. А еще в старшем возрасте есть гораздо больше того, что можешь потерять. В молодости же и отрицательный опыт над тобой довлеет гораздо меньше, и терять зачастую особо нечего. И с таких стартовых позиций дерзнуть гораздо легче. Ну, а дальше - набившая оскомину простая истина про риск и шампанское.

И если задуматься об этом еще шире, в контексте не только начинания какого-то бизнеса, а вообще всего разнообразия жизненных ситуаций. Часто мы чего-то не делаем, не решаемся, не дерзаем только из-за того, что боимся потерять некий статус-кво. Есть уже в жизни что-то достигнутое, что для нас важно и ценно, оно может вдохновлять нас на новые достижения и свершения, а может и становиться неким грузом, привязанным к ноге и удерживающим от дальнейших шагов. Когда у тебя уже что-то есть, может стать очень страшно это потерять. И тогда неважно, что в нас могут продолжать рождаться новые желания, побуждения, стремления, нам может хотеться продолжать двигаться, а, может, даже менять направление движения. Страх потери может сковать настолько, что вообще лишает начисто любой инициативы, которая может показаться опасной.

Вдруг, в процессе психотерапии, пациентка приходит ко все большему и большему осознанию, что ее текущее место работы приносит в ее жизнь гораздо больше ограничений, чем поддержки. Удовлетворив какие-то первичные инстинкты вроде пищевого и оборонительного за счет стабильной и довольно высокой зарплаты, преодолев при помощи нескольких лет работы в этой стабильной ситуации некое биовыживательное беспокойство, которое ее раньше преследовало постоянно, она, вдруг, начинает открывать в себе желание большего творчества в своей работе, большей свободы выразить именно себя, а не просто следовать ежедневному и неизменному кодексу. Желания иногда бывают смутными - пришли и ушли. Но у нее уже появляются более конкретные мысли и намерения, которые вполне могут перерасти в поиск нового дела в жизни или новой точки приложения в старом деле, но с написанным заявлением на увольнение с текущего места работы. И тут же, в этот же момент ей становится страшно. Страшно потерять то, что она имеет, страшно столкнуться с тем отсутствием гарантий и предсказуемости, которая есть в индивидуальном способе деятельности по сравнению с наемным трудом. И она некоторое время пребывает с этими чувствами - страхом потерять то, что есть, и растущим напряжением по поводу текущей работы.

У некой женщины есть отношения с мужчиной, которые она сама оценивает больше, как удобные, нежели как реализующие ее глубинные внутренние порывы и желания. Она делает выбор на основе этих отношений создать семью, опираясь больше на давление общественного мнения, существующего в ее культурной среде - возраст, пора, все сверстницы уже и т. д. К супружеской жизни она относится довольно спокойно, скорее как к успешно воплощенному в жизнь проекту. У них есть уже общая жизнь, возможно, дети. Многие семьи любят ходить друг к другу в гости. И, вот, однажды в гостях среди прочих людей она встречает Его. И что-то внутри дает ей понять, что он - это точно Он. Именно его она ждала, чаяла и мечтала видеть рядом. Можно, конечно, сказать, что это идеалистическая иллюзия, живущая лишь первое время, но в ее реальности все чувствуется именно так. И она сталкивается с этим сложным внутренним состоянием, когда лучше бы не знала и не встречала. Потому что уже так много есть, и совершенно невозможно позволить себе это все потерять - ведь это важная ответственность двух людей в отношениях друг перед другом. и есть это внезапно вспыхнувшее чувство. И есть все это внутреннее смятение из-за жизни в этой ситуации.

Или, например, у какого-то психотерапевта есть уже сложившаяся практика. У него есть некое понимание того, какие люди к нему приходят, каким людям с какими трудностями он способен хорошо помогать. Но, возможно, ему в жизни интересно пробовать новое. Например, присоединиться и изучить какую-то новую школу психотерапии. И он начинает углубляться в обучение, что-то пересматривать в своей работе, что-то новое применять. И, как та сороконожка из известной истории, которая ползла себе по потолку и задумалась о том, что у нее сорок ножек! И эта мысль, это осознание произвели на нее такое впечатление, что сороконожка тут же упала. Прямо вниз. С самого потолка. Так и этот психотерапевт начинает чувствовать, что от нового обучения, постижения его сложившуюся размеренную и, казалось бы, предсказуемую клиентскую практику начинает совершенно не размеренно штормить. Какие-то пациенты оказываются к этому новому подходу не готовы, с какими-то он сам делает те ошибки, которых уже давно не делал. Ну, потому что новое начинание - это всегда возможность ошибок. И он тоже сталкивается с этим страхом потерять все. Раньше смешной анекдот про умирающего психоаналитика, который завещает своему сыну клиентскую практику с четырьмя своими пациентами. Сын через непродолжительное время прибегает к нему, радостно восклицая: "Папа, папа! Я вылечил всех четырех!!". На что отец отвечает: "Дурак, они же кормили меня всю жизнь!". Так, вот, этот ранее смешной анекдот в текущей ситуации кажется ему уже совсем не смешным. Страшно потерять всю свою практику. И одновременно хочется учиться чему-то новому, к чему тянет внутреннее побуждение, какой-то интуитивный  очень глубокий порыв. И некоторое время он пребывает и с этим страхом, и с этим желанием нового.

Есть нечто общее во всех трех ситуациях - люди сталкиваются с неопределенностью. И это та неопределенность, которая, в общем-то, характерна для жизни самым естественным образом. Человек трудится, строит, и у него появляется ощущение некоего гарантированного контроля результатов своих жизненных достижений. И, вдруг, случается в жизни что-то, что наглядно показывает ему, что это совершенно не так. Гарантий никаких нет, и все может поменяться буквально в одно мгновенье. Как кто-то метко сказал: "Господь Бог обещает нам жизнь вечную, но не гарантирует, что вы доживете до завтрашнего утра". И, вряд ли, в для всех трех ситуаций есть какой-то универсальный правильный способ, как поступить. Но можно предположить, что еще в примерах видно, что чем чаще человек поступает, опираясь на этот поглощающий страх потерять все, тем более зыбкой и неустойчивой становится его позиция в жизни. Чем больше стараний сохранить все, как есть, тем больше краха и потерь. Как любит поговаривать один мой преподаватель: "Самая лучшая стабильность возможна только в болоте".

В юнгианском психоанализе есть такой архетипический образ - Герой. Человек, идущий в жизни по пути Героя, осуществляет некое преодоление, ему важно достигать, стремиться, выигрывать сражение. И понятно, что в жизни эти сражения и победы у разных людей могут выражаться в самых разных жизненных коллизиях. Но интересно, что одним из естественных этапов пути Героя является падение. В любой народной сказке, рассказанной когда-либо в любом уголке мира, герой с этим падением неизбежно сталкивается, переживает его, обретая при этом что-то новое в себе и затем переживая своего рода перерождение и возвращение к своей силе.

Не думаю, что этот герой в процессе своего пути никогда не сталкивается со сковывающим страхом все потерять. Скорее, наоборот.

Цитата из Ветхого Завета, вынесенная в эпиграф, приведена неслучайно. История об Иове, которого часто еще называют Иовом многострадальным, как ничто другое, прекрасно живописует весь этот страх потерять все и сокрушений по поводу потерянного. Вряд ли ее можно как-то емко и полно пересказать в сжатом виде. Лучше, конечно, прочесть самостоятельно и найти что-то свое, только себе созвучное. Но суть ее сводится к тому, что у этого человека было именно что все, что было мерилом благополучия в тот период истории - большая семья с множеством детей, богатые имения, разнообразный скот и прочее. И Иов при этом слывет очень добродетельным и богобоязненным человеком. И, вот, сатана начинает говорить Богу, что Иова хорошо было бы проверить - любому было бы легко быть добродетельным, имея все это благополучие. И с Иовом одно за другим начинают происходить все возможные из несчастий - погибают все его дети, разграбляются имения, умирает скот, а в довершение и он сам заболевает неизлечимо, покрываясь язвами с ног до головы. И он погружается в бесконечные сетования на жизнь и на Бога, который так несправедливо поступил с праведником. К нему приходят его друзья. Мудрецы, которые пытаются его увещевать, но он безутешен и продолжает молить Бога избавить его от этой досадной несправедливости. И так длится какое-то время. А потом Иов решает помолиться о своих друзьях, и Бог возвращает ему весь его достаток, умноженный многократно.

Трудно делать из этого какой-то вывод, чтобы не превратиться в ментора. Но есть ощущение, что эта история как-то созвучна множеству жизненных историй и сегодняшних людей, если попытаться приложить ее к своей жизни и ее реалиям.

И остается висящим в воздухе этот вопрос - как же справляться со всей этой жизненной неопределенностью и непредсказуемостью, которая может быть характерна для жизни? Ведь, плодотворно жить и свободно дышать, будучи скованными страхом потери всего, вряд ли, возможно. Хотелось бы и самому однажды найти на это гарантированный ответ. Так, чтобы сразу и навсегда! Пришел к тебе человек с подобными страхами - ты ему: "Таак, хорошо, сейчас посмотрим.. страница 442, параграф 18. Вот и ответ!". Жаль, что маловероятно такое осуществить в реальности. Скорее, в психотерапии это можно открыть, исследуя индивидуальный опыт каждого отдельного человека и открывая совместно с ним в процессе путь к хорошему решению.

Но на ум приходит работа одного немецкого философа, от которого, в том числе, происходит экзистенциальное направление в психотерапии. Пауль Тиллих, "Мужество быть". Собственно, в самом названии уже так много! Страшно становится, если задумываешься, в скольких уголках планеты сейчас люди живут в гораздо большей неопределенности, чем ты сам сейчас. Сколько идет войн, сколько бедствий. И даже в самых опасных и непредсказуемых местах люди продолжают жить. И рожать детей. Мир такой страшный, а они имеют мужество рожать в этот мир детей. Возможно, это одно из лучших проявлений и примеров этого мужества быть, которое каждый способен в себе обнаружить.


За шкирку к счастью

                                  Отстаньте от меня, "правильные люди"!

                                         Статус в социальной сети

Есть такое описательное понятие стиля работы с людьми - директивный подход. В принципе, понятие это достаточно широкое и распространяется на самые разные сферы человеческой жизни. Это может проявиться и в организации работы какого-нибудь предприятия,  и в управлении более масштабными образованиями, и в любой другой сфере, где есть отношения между людьми. Психотерапия и психологическая помощь тут, разумеется, не станет исключением. Прямой, исключающий сомнения в своей правильности подход, содержащий ясные простые указания на тему того, что нужно и что не нужно. Что полезно и что не полезно. В какую сторону лучше в жизни двигаться, а в какую совсем не желательно. У психотерапевта или психолога есть какое-то определенное и конкретное понимание, как именно его пациент должен выходить из жизненной трудности или справляться с симптомом. 

В мире боевых искусств говорят: "Побеждает не единоборство, побеждает мастер". Наверное, и здесь тоже есть что-то такое. Попросту все люди разные, с разными личностными чертами и своеобразием, и специалисты тут тоже не исключение. Кому-то просто самим жизненным развитием и историей суждено быть директивным, и в этом есть свои сильные стороны. Многие пациенты, когда чувствуют, что для них есть уже готовая структура смыслов, понятная последовательность действий, испытывают значительное облегчение - снижается тревога именно из-за того, что можно, наконец, на время кому-то доверить себя и сбросить груз ответственности за свои проблемы. Определенность всегда рождает спокойствие. Философ Витгенштейн на эту тему выражался примерно так: "Лучше следовать ошибочной системе развития, чем не следовать вообще никакой". Это довольно свойственно человеческой природе, и никто не вправе ставить это кому-то в открытый упрек.

Интересно другое. Все больше и больше людей начинают без всякого прямого воздействия каких-либо врачей, психологов или духовных учителей относиться директивно к самим себе. Сама культура общества осуждает и всячески старается исключить любые отклонения от условной нормы. Любое отклонение от хорошего самочувствия или несоответствие неким стандартам существования в социуме расценивается как неправильное, как проявление болезни или морального краха. Как говорила одна пациентка на первой встрече, когда формулировала свои ожидания от психотерапии: "Мне хочется стать более продуктивной".

Колесо жизни вращается, жизнь не стоит на месте, жизнь идет вперед, и многим очень не хочется потерять некий средний темп, выпасть из общего процесса, почувствовать или, еще чего хуже, дать увидеть окружающим, что с тобой что-то не так.  У каждого свой список таких потайных слабостей: кто-то в ужасе от своих внезапно возникших панических атак, и уже катастрофически фантазирует о том, что "сходит с ума", "пойдет по наклонной", "уволят с работы", "не смогу справляться" и т. д. Кто-то не понимает, отчего последнее время снизилось настроение и не радуют прежде вдохновлявшие занятия в жизни. А кто-то и просто в иной ситуации даже заплакать наедине с собой себе не позволяет, потому что с детства усвоил, что это "явный признак слабости".  Список, разумеется, далеко не полный.

Все это трактуется людьми как признаки собственной несостоятельности в чем-то, несчастья. И, понятное дело, от такой несостоятельности нужно срочно избавляться. И, вот, именно в этом моменте человек, привыкший к себе относиться директивно, командным тоном, не особо вдаваясь в подробности того, что с ним происходит, начинает делать самое для себя доступное. Он начинает себя заставлять. Натуральным образом пытаясь втянуть самого себя за шкирку к счастью. Как это часто делают родители со своими упирающимися детьми, когда им срочно надо тех куда-то отвести. Просто берут за шкирку и тащат. И тогда человек, у которого впервые возникли панические атаки, пережив первый шок и найдя в себе силы мобилизоваться, начинает усиленно с собой бороться. Начинает предпринимать множество усилий, чтобы этого с ним больше не произошло. И, по какому-то несчастливому совпадению, чем больше старается, чтобы этого не произошло, тем чаще это с ним начинает происходить. И тогда тот, кто, вдруг, стал не весел и потерял интерес и вдохновение ко многим сторонам жизни, начинает предпринимать усилия "чтобы собраться и как-то взять в себя в руки". И это "взять себя в руки" тоже, как правило, означает заставить. И такой способ тоже редко бывает успешным, потому что человек, зачастую, делая все это, переступая через себя, чувствует фоном некоторую фальшь и вынужденность всех своих начинаний. И становится, зачастую, от такого взятия себя в руки" не лучше, а хуже. В большей степени от того, что то, что с этими людьми происходит, имеет какие-то корни в их бессознательном, в их внутреннем мире. И для этих панических атак, и для апатии есть какие-то внутренние предпосылки, чуть более глубокие, чем обычная повседневность,  причины. Что-то пошло не так, что-то начало внутри меняться, происходить. И люди не пытаются обратиться к себе, чтобы исследовать это, чтобы понять, что с ними творится внутри, чтобы, наконец, начать слушать и прислушиваться к себе,  а начинают разворачивать вынужденную деятельность по приведению себя к стандартам нормы - "прийти в чувство", "взять себя в руки". А, вот, для этой деятельности внутренних причин в такой ситуации особо и нет. Причины эти, большей частью, внешние. Как там говорилось - "Есть такое слово "надо"!". Вот надо и все тут.

К слову, по такому же механизму часто развиваются и нарушения засыпания, и многие виды эректильной дисфункции. Потому что "НАДО!. А раз надо - за шкирку себя, и вперед, к счастью! Надо обязательно именно сейчас заснуть, потому что завтра важное событие/работа/что-то еще катастрофически важным сейчас кажущееся. И надо: надо быть бодрым, надо быть подготовленным. Продуктивным, опять же, как выше уже упоминалось. И вот это "надо" крутится и крутится в сознании, не давая ему расслабиться и перейти в режим сна. Вернее, если проще, сам себе человек не дает, конечно. Надо непременно произвести на эту женщину колоссальное эротическое впечатление! Надо показать ей, кто лучший в постели, надо не ударить в грязь лицом, надо быть на высоте, надо быть долгим и томительным, как в кино, надо, надо, надо... И незаметно уже, что сконцентрировался за всеми этими "надо" не на ней, а на себе. Но на себе не так, чтобы в себя вчувствоваться - а хочу ли я вообще с ней быть? А есть ли между нами что-то, действительно вспыхнувшее? Мое ли это глубинное желание сейчас или как в песне про советских героев спорта: "..И мы должны всем рекордам наши гордые дать имена!.."? А на себе, как на ком-то, кто сдает некий важный экзамен перед уважаемой оценочной комиссией и не имеет права на ошибку. Недавно прочитал у Ролло Мэя, одного из основателей экзистенциальной терапии, мысль о том, что прекрасный любовник - это потенциальный импотент. Притупляет свои чувства, чтобы показать себя с лучшей стороны. К интимности относится как к выступлению. Себя воспринимает как машину, которую нужно как следует наладить перед выступлением. И в результате все больше и больше теряет чувства в интимности.

А тенденция все та же - нужно тащить себя за шкирку к счастью. Или, вот, застенчивые люди. Как уже только их не пытались отредактировать и привести в соответствие с неписаными стандартами коммуникабельности. В некоторых учреждениях такие стандарты даже оцениваются как один из показателей успешности сотрудника, и от этого зависит его продвижение в иерархии фирмы и уровень доходов. Представить себе только, специалист по программному обеспечению, человек, для которого часто характерен мир, в котором он значительную часть времени погружен в себя, но должен-таки по стандартам быть коммуникабельным и ширить свои социальные связи. И есть множество довольно успешных тренингов, на которых теми или иными действенными методами можно фактически заставить человека выйти из своей капсулы и начать общаться все больше и больше. И в части случаев это становится для человека хорошо. И это, как правило, связано с тем, что  еще до всех тренингов уже прошел внутри себя значительную часть пути к открытости людям. А тренинг для него стал просто своего рода инициацией, неким посвящением. А в довольно большой части случаев получается так, что за сильным раскачиванием маятника извне в сторону коммуникабельности, что вызывает эффект временной активизации, потом идет резкий возврат к замкнутости даже большей, чем была до этого. Потому что для замкнутости, застенчивости и нерешительности глубинные личностные причины были, и они были тем, из чего в том числе состоит человек внутри. А для резкого выхода наружу, к людям, причины оказались, опять же, больше внешними. И просуществовало это недолго. И здесь то же желание отнестись к себе, как к предмету, который нужно к счастью тащить за шкирку.

Статус из социальных сетей здесь в качестве эпиграфа взят неслучайно. На каждого из нас в каждый момент нашей жизни оказывается значительное социальное давление. Для каждого готов вот этот усредненный образ нормального или "правильного" человека. И в каждом из нас живет противодействие этому усреднению и попыткам подогнать под некие единые для всех "стандарты". Потому что каждый из нас внутренне неповторим. И путь в жизни, и способ проживания жизни у каждого из нас свой. И если в каждой жизненной трудности или кризисном переживании отказывать себе в том, чтобы проживать, пере-живать, прислушиваясь к себе, стараясь что-то наладить и выровнять, но поступая и проявляя себя в созвучии именно с собой, с глубоким, с искренним, а не сразу хватая себя волевым рациональным до мозга костей "правильным" усилием за шкирку , можно в итоге однажды столкнуться с потерей собственных смыслов, собственных желаний, побуждений. В конечном счете, с потерей себя. Когда есть только стандартная внешняя правильная, но маска, которую по инерции человек просто продолжает день за днем на себя надевать.


Обо мне

Психотерапевт Павел ЕремеевМеня зовут Павел Еремеев. Я практикующий с 2004 года врач психотерапевт и психолог. Направление моей работы - экзистенциальная психотерапия и консультирование. Занимаюсь индивидуальным консультированием, также веду психологические группы в Краснодаре. Профессионально помогаю людям, столкнувшимися в жизни с психологическими трудностями.

Психотерапия для меня единственное и главное дело жизни. Постоянно стажируюсь и участвую в новых обучающих программах, включающих личную терапию и супервизию. Общий объём моей подготовки превышает 6560 часов. Я являюсь действительным членом ОППЛ (г. Москва), Восточно-европейской ассоциации экзистенциальной терапии (г. Вильнюс)

Если у вас возникли психологические проблемы любой сложности, обращайтесь, буду рад вам помочь.