Страничка практикующего психотерапевта

Психологическая помощь в Краснодаре

Лечение тревожных и депрессивных расстройств

Личные и семейные проблемы

Неврозы и психосоматические расстройства

Кризисные и стрессовые состояния

Психотерапевт Павел Еремеев

В России женщины не ценят мужчин

В тему семейных расстановок я погрузился, попав на группу обучающей программы, которую вел замечательный семейный психотерапевт, ныне покойный Сергей Викторович Корчагин. Много позже я стал считать его своим учителем, старался попасть к нему на каждый семинар и говорил ему, что он очень похож на Фрейда. А он, с присущим ему сдержанным юмором отвечал, что "Скорее, похож на карикатуру на Фрейда". Но тогда все это направление было чем-то совершенно непонятным и даже странным. Тема группы была заявлена "Мужчина и женщина", что, само по себе, уже рождало у меня настороженность. Благодаря повсеместному засилью всевозможных "гуру", "учителей жизни" и другим, волею судеб обретшим древние сакральные знания, у меня сама тема "Мужчина и женщина" рождала любопытство, а не будет ли это лекция в стиле: "Когда мужчина возвращается с работы домой, женщина должна встретить его с улыбкой и кодовой фразой на устах, которая ублажит древних языческих божеств".

Но на деле все оказалось гораздо глубже, разумнее и интереснее, чем я только мог думать. Было много вовлекающих тем, но, в числе прочих, одна оказалась для меня неожиданной и заставляющей задуматься.  Сергей Викторович рассказывал о своем опыте учебы у немецких расстановщиков, которые с конца девяностых стали приезжать в Россию, проводить группы и знакомиться с жизнью в нашей стране. И среди множества их впечатлений от России и русских было следующее: "В России женщины не ценят мужчин". В этом моменте многие из женской половины участников группы округлили глаза в немом возмущении, а добрая часть мужской утвердительно и с вычурной понимающей скорбью закивали. Такие громкие заявления нужно подтверждать, опровергать, в общем, как-то раскрывать тему. Чем мы и занялись в обсуждении на группе. и результате обсуждений и споров родились и вышли на поверхность несколько мыслей, которые мне кажутся ценными и небезынтересными.

Россия в той или иной форме своего государственного и территориального устройства практически постоянно на протяжении хода истории вела войны. А на войне, как известно, люди умирают. Причем, в основной своей массе, умирают мужчины. Более того, определенная часть мужчин, которая способна в принципе принять это риск - отправиться на войну. Забыл, чьего авторства эта фраза: "Сильные и смелые люди - те, кто погибают или в первые часы войны, или в считанные мгновенья, оставшиеся до победы". Можно, конечно, назвать это литературным преувеличением, но что-то такое глубинно мощное в этой цитате точно есть.  

Долгое время общество было устроено таким образом, что само понятие Взрослый было для мужчины тождественным понятию Воин. А воины самыми разными путями всегда попадают на войну. И на войне или гибнут, или проходят некую инициацию, преодолевая в себе страх и немощь. И во многих культурах смерть в битве для воина считается чуть ли не первейшей честью. Но для женщины смерть воина - это всегда проще и более по-земному. Это потеря мужчины. И терять мужчину всегда страшно и больно. Как любого близкого.

И в стране, в которой эти войны идет постоянно - большие и маленькие - этих потерь много. И от этого еще страшнее, и страх масштабней и шире. И видя, как мужчины взрослеют, становятся взрослыми, затем воинами, затем отправляются на войну и там погибают, женщина начинает боятся уже самого первого звена в этой страшной цепочке. То есть, взросления. Потому что оно грозит потерей.

И, чтобы не потерять, хочется сделать что-то, чтобы не взрослел, не обособился, не стал сильнее и независимей. Мальчик ценнее мужчины, потому что мальчика сложнее потерять, по этой логической цепочке, а мужчину - довольно легко.

И чтобы не дать взрослеть, важно не ценить и не поддерживать те качества, которые больше характерны для мужчины, а ценить и поощрять те, которые больше характерны для мальчика.

И тут уже можно вспомнить целую огромную массу примеров и образов, которые ассоциативно приходят на ум, отталкиваясь от мыслей, приведенных выше.

Мамы, несть им числа, которые ругают своих сыновей за то, что те дерутся в школе. В буквальном случае поучают их оторванным совершенно от дворовых реалий "простым истинам", вроде: "Всегда со всеми нужно мириться", "Любой конфликт нужно решать словом". А потом те идут на улицу и сталкиваются с теми, кого учила улица или их отцы. Исход очень предсказуем.

Дети, многочисленные несчастные дети, которые становятся свидетелями ссор и противоборств своих родителей. И зачастую становятся на сторону матери, как более слабой и незащищенной, прежде всего, физически. Но, не имея возможности, с детской позиции оценить всю глубину и неоднозначность отношений своих родителей, как мужчины и женщины, в первую очередь. А когда ребенок становится на сторону одного из родителей, он автоматически оказывается в позиции противостояния другому. и это потом много и трудно может сказываться в его последующей, уже взрослой жизни.

Одна пациентка недавно, делясь нюансами своих отношений с мужчинами и отношения к мужчинам, напомнила невольно то, как ощущали себя многие женщины во время Великой Войны. Почти все мужчины на фронте, это важно, это ценно, это самые главный долг. Но осознание этого не всегда помогает женщине, которая осталась одна наедине со всей тяжестью, с необходимостью тянуть на себе детей и много чего еще. И в процессе этого великого женского преодоления она постепенно научается со всем справляться сама. И может настолько привыкнуть к этому, что уже забывает от этой позиции самостоятельности отказаться, даже когда мужчина уже вернулся домой. Как кто-то, шутя, переиначил известные строки: " Коня на скаку  остановит, В горящую избу войдет, А кони все скачут и скачут, А избы горят и горят".

У нее было что-то подобное. Во все ситуациях, от малых до масштабных, она старалась все сделать сама. просто потому, что жила убеждением, что у нее все получится и лучше, и быстрее. И зачем тогда доверять это мужу? Но, как известно, функция, которая не тренируется, отмирает. И в те моменты, когда неизбежно уставала от этой своей радикальной самостоятельности, и ей хотелось иногда побыть слабой и положиться в чем-то на него, он уже был совершенно к этому не готов, просто потому что привык к другому. Я в том разговоре не удержался от образности сравнения и подытожил в шутливой манере, что , фактически, она мне рассказала, как и каким образом она кастрирует мужчин. Но шутливая здесь только манера, потому что суть действий действительно можно было охарактеризовать, как кастрацию. Это как модное сейчас увлечение заводить котов, но не брать на себя всю полноту ответственности за жизнь самца примативного хищника в твоем доме, а кастрировать его, превращая в более чистоплотное, конечно, но не особо наполненное соками жизни создание.

Что характерно, страдают же сами женщины. Причем, зачастую не от потоков агрессии, которые иногда прорываются со стороны мужчин в неизбежных конфликтах, не столько от нелицеприятных характеристик, которые в пылу ссор зачастую от мужчин слышат. А от самого факта наличия где-то глубоко внутри этого неуважения к мужчине, ощущению его не-ценности. Это мучающее так многих женщин ощущение, что они не могут опереться на мужчину, довериться ему полностью. Иногда, конечно, этому есть объективное подтверждение в самом мужчине. Но что если поискать причину еще и в том, что где-то глубоко внутри это неверие, ощущение невозможности положиться на мужчину, уже есть, когда и отношений-то еще нет?..

Есть какое-то общее пространство идей, которое объединяет ту или иную людскую общность, и вообще всех людей на планете. Юнг называл это коллективных бессознательны, расстановщики - знающим полем. Тут суть не в терминах, а в том, что художниками некоторые образы берутся, как будто, не из собственного воображения, а из некоего общего поля для множества людей, и именно поэтому становятся так популярны.

Взять тот же обожаемый многими и многими советский фильм "Москва слезам не верит". Как много женщин нашли себя в образе главной героини - такой независимой и амбициозной. Многое в своей жизни создавшей своими руками, но, почему-то, не живущей с полным ощущением счастья. И этот образ архетипического, фактически, мужчины с его нечищенными ботинками и редкими личностными качествами. С его кажущейся простотой и глубиной личности за этим простым фасадом. Интересно, почувствовала ли бы героиня то, что она выразила в финале словами: "Как долго я тебя искала.." так же проникновенно, если бы он в свое время не сказал: "Я так поступил, потому что так было надо. А еще потому что я мужчина"?? Вопрос на миллион.

Или, вот, так массово популярная у нас картина "Унесенные ветром". Столько женщин ассоциируют себя с независимой и своенравной Скарлетт и вожделеют Ретта во всем его великолепии. Столько событий, перипетий сюжета, переживаний. А финальный диалог именно такой, какой он в фильме и никакой другой. Интересно, почему во многих кино-рейтингах он идет на первом месте в категории самая известная фраза из кино? - "

- Ретт! Ретт! Что же я теперь буду делать?! Как же я теперь буду жить?!! 

- Честно говоря, моя дорогая, мне на это наплевать"    - Вопрос на миллион

И еще один образ, который мне кажется очень важным здесь. Не думаю, что "Сибирский цирюльник" - самая талантливая картина Никиты Михалкова. Но там есть совершенно потрясающая в своей живописности сцена. Парад юнкеров, Александр Третий, выезжающий принимать его на коне, везя перед собой в седле маленького Михаила. И Императрица, затем, в ложе, сетующая своему мужу: "Сколько раз можно повторять? Миша еще слишком мал для всего этого, ему нельзя, когда так кричат! Зачем Вы вечно меня не слушаете?". И Александр с его невозмутимым ответом: "Затем, моя дорогая, что если бы я Вас всегда слушал, у нас бы и детей-то никаких не было!".

Что если предположить, что ощущения опоры и доверия нет именно потому, что нет ценности? Что если предположить, что ценность, способность ценить - это авторский процесс. То есть, важно не только то, есть ли в человеке что-то для тебя ценное, есть ли за что его уважать, а еще и твоя способность ценить и уважать вообще. И твое решение ценить и уважать. Наверное, трудное решение, потому что тот, кого женщина ценит и уважает, может стать от этого очень сильным. Настолько сильным, что даже с риском его потерять. Контролировать и "держать в узде". конечно, проще. Но вся соль в том, что,наверное, по-настоящему любить мы можем только то, что не можем контролировать.


Кто твой папа, и чем он занимается?

Кто твой папа, и чем он занимается?

                            "А вот сейчас мы действительно повеселимся. Мы сыграем в    замечательную игру "Кто мой папа, и чем занимается". Начнем с тебя:

- Мой папа чинит машины, которые разбили безмозглые женщины

- Мой папа после аварии ничего не делает

- Мой папа дает деньги людям, у которых денег нет, потом они ими пользуются, а потом отдают ему другие деньги обратно, а папе отдают точно те же деньги.

- Мой папа весь день смотрит телевизор.

- Мой папа разведен, а моя мама в разводе.

- Мой папа - психолог. Он помогает людям, которых обидели, или которые ничего не чувствуют. Вот и все.

- Мой папа работает в доме и много со мной играет."

                                      Из х/ф "Детсадовский полицейский".

  На днях, будучи в каких-то своих повседневных делах, из фоном работавшего телевизора сознание выудило этот момент из фильма, когда главный герой, полицейский под прикрытием, опрашивает группу детского сада на предмет занятий их отцов. Цель он преследует вполне конкретную, по сюжету кто-то из отцов детей из этой группы, преступник, и герою нужно его выследить. Старое уже довольно кино, ему уже больше двадцати лет, но ответы детей, по сути своей, совершенно потрясающи и актуальны для любого времени. И вот, чем именно.

  Есть такое расхожее мнение, что научная теория верна, если ее можно доступным языком объяснить семилетнему ребенку. В примере из фильма дети, конечно, помладше, но глубинной сути это не меняет. Пусть даже дети в дошкольном возрасте ограничены в словарном запасе и не понимают многих сложных причинно-следственных связей, но они обладают часто уникальной способностью схватывать самую суть явлений. И под изумленные восклицания взрослых им ее изрекать. Пусть логика этих высказываний и страдает, но в каждом из них определенно есть что-то глубокое и побуждающее задуматься. Афористичный возраст, его именем даже названа книга - "От трех до пяти".

  И, размышляя над  всем этим, я вспомнил, как один мой друг поделился со мной открытием, которое ему нечаянно помог сделать его маленький сын.  Он укладывал его спать, а сын, стараясь урвать больше впечатлений от уходящего дня, все задавал и задавал ему вопросы. "Папа, а почему это? Папа, а почему то?". Так характерно для детского ума. И он просто отвечал ребенку первое подходящее, что приходило в голову. Но один вопрос, вдруг, заставил его остановиться и призадуматься: "Папа, а чем ты в жизни занимаешься? Кем ты работаешь?". И он вспоминал, как мучительно было сформулировать простой и ясный для ребенка ответ: "Понимаешь, я провожу для ключевых клиентов презентации... Ну, ключевые - это самые важные, это такие важные люди.. Ну, презентации, это когда люди собираются, чтобы до них можно было донести... Ну, я передаю знания о том, что мы производим, тем людям, которые в этом нуждаются.. Я помогаю им... Да, помогаю людям..". - говорю все это сыну, а он смотрит на меня так, с интересом, и говорит: "Папа, так а кто ты, все-таки? Чем ты занимаешься?".

 Вопрос, который вполне может служит лейтмотивом так называемого кризиса середины жизни. Когда, вроде бы, и цели какие-то достигнуты, и вершины покорены. Но почему-то, вдруг, все это становится неважным, а важно что-то еще, что-то другое, что еле уловимо, постоянно ускользает, какое-то ощущение полноты и смысла проживаемой жизни. Счастья, в конце концов. И насчет таких категорий довольно сложно построить логически последовательный план достижения. Потому что нет атрибутов, заполучив, завоевав которые можно себе это гарантировать.

 В транзактном психоанализе есть такое условно-схематичное разделение сфер психики, которое уже стало частью массовой культуры и, в той или иной степени, знакомо всем: Внутренний Родитель, Внутренний Взрослый и Внутренний Ребенок. И если Родитель чаще подразумевает всевозможные догмы и установки, которые человек носит в себе, Взрослый - рациональное восприятие жизни, то Внутренний Ребенок - это и есть, как раз, тот, кто может задавать иногда подобные серьезные и каверзные вопросы. И если от своего реального ребенка всегда можно отмахнуться - ну, что-то ему наболтать в ответ, соврать, в конце концов. То как отвертишься от ребенка, которым ты являешься в глубине души? От своих спонтанных желаний, импульсов, мечт и  грез о том, какой ты когда-то представлял свою жизнь? Свое место в ней. То дело, которое бы выражало тебя, всю твою сущность. Так, чтобы все эти регулярные еженедельные шутки про пятницу и понедельник казались бы тебе чем-то безусловно забавным, но совсем чуждым и незнакомым.

 У одного из классиков экзистенциальной психотерапии, Ролло Мэя в книге "Открытие бытия" есть очень интересное и точное наблюдение, касающееся симптомов, с которыми люди зачастую приходят в психотерапию. Он пишет о том, что тревога, вина, депрессия и многие другие душевные страдания у современного человека связаны уже не столько с подавлением и вытеснением, как это было во времена Фрейда, а с внутренним конфликтом, возникающим от осознания человеком, кто он есть сейчас, и кем он мог бы стать. Неслучайно, наверное, разного рода тревожные расстройства часто сопровождают жизненные периоды, ситуации, в которых перед человеком появляется какой-то серьезный выбор. По какому пути пойти, куда двигаться дальше в жизни? Плыть по течению или начать, наконец, что-то свое? Выбирать комфорт и застрахованность на сейчас или рискнуть многим и получить надежду на новые возможности? Подбирать с трудом в очередной раз слова для того, чтобы объяснить то, чем занимаешься, кем являешься, на простом языке или сделать в жизни что-то такое, чтобы суть себя и дела была понятна, прежде всего, самому?

  Все это темы, которые содержат в себе очень много страхов. И чем старше становимся, тем страхов больше. Потому что опыт, потому что многие знания, потому что ответственность. Но свобода всегда предполагает ответственность. И где-то в этой области, в области принимаемой ответственности за свой выбор, в области свободы, в области ощущения, что я становлюсь тем, кем чувствовал, кем хотел, к чему тянулся, и лежит направление к смыслу, к осмысленности жизни, к ее полноте. И к счастью. Пусть и такому, что совсем иногда, нечасто. Но счастью.

 Само слово тревога происходит этимологически от понятий "боль при схватках", "удушение". Все это относится к тем состояниям, через которые проходит новорожденный в процессе родов. По сути, это может означать, что одна из главных задач, которые жизнь ставит перед человеком, - это родить себя. Реализовать себя таким, каким чувствуешь внутри. Позволить себе сбыться и найти свое воплощение.  

 И тогда можно всегда просто и ясно ответить и ребенку снаружи, и, что еще важнее, тому, который внутри: "Кто твой папа, и чем он занимается?".


Что со мной не так?

Часто в популярной психологической и околопсихологической литературе всячески подчеркивается тема личной ответственности за все события своей жизни. Обычно такая мысль продвигается в русле общей идеи о том, что есть в человеке, в том, как он устроен, некий механизм, благодаря которому человек, буквально цитируя, "притягивает" определенные события в свою жизнь. И уже в повседневном обиходе часто приходится слышать: "Вот и подумай, чем ты привлекла в свою жизнь такого человека?", или "Нельзя так мыслить - ты же притянешь в свою жизнь такие события!". Говорится это, обычно, либо очень назидательным тоном голоса, либо с большой обеспокоенностью, придавая огромную значимость таким словам.

Наверное, и скорее всего, что-то такое действительно имеет место быть в жизни. Некая закономерность, которая связывает образ мышления человека и его поведение, его жизненные выборы, его способ выстраивать отношения с окружающими людьми. Мне с давних пор еще нравится выдуманная кем-то из психологов шуточная поговорка: "Если всегда ходишь с молотком, не удивляйся, что тебе повсюду попадаются гвозди". Но часто результатом подобного понимания устройства жизни - основание его на некоем законе притяжения, приводит к тому, что человек начинает относиться критически буквально ко всему, что происходит в его внутреннем пространстве.

Например, многие, очень многие пациенты с теми или иными видами тревожных расстройств говорят, что буквально боятся своих мыслей. Боятся того, что те, однажды возникнув, послужат некоей основой для "притяжения" в их жизнь все более худших событий и обстоятельств. И когда начинаешь обсуждать, что же такое это "притяжение", и откуда сведения о таких "законах жизни", то обязательно всплывет или книга, раскрывающая некие "тайны мироздания", или лекция о "законах жизни" (обычно, их семь, почему-то), прочитанная уверенным, не терпящим сомнений тоном голоса. Часто на ум в таких случаях приходит мысль-ассоциация - строчка из песни Евгения Маргулиса: " Может быть случайно, может быть нарочно, кто-то нам внушил, будто в мире есть вечные законы.". И приводит это к тому, что человек начинает пытаться особенно тщательно контролировать не только то, что говорит, но и то, что думает. Чтобы не притянуть ненароком ничего лишнего. А поскольку спонтанно возникающие мысли такому сознательному контролю поддаются плохо, кончается все это чаще зацикленностью и навязчиво возникающими пугающими мыслями и состояниями.

Человек как бы приучается к идее о том, что с ним что-то не так, и нужно постоянно это исправлять и оценивать себя, насколько успешно это получается. К слову, такое же часто бывает в результате определенного стиля воспитания в семье или в отношениях с любым значимым и авторитетным человеком. Когда постепенно формируется целый способ видения мира и себя в нем. Когда человек изначально оценивает себя, исходя из того, что с ним что-то не так, и ищет ответ, что же именно. А кто ищет, то, как известно, всегда найдет. С одной стороны, такая позиция рождает много тревоги. А тревога часто оказывает мобилизующее воздействие, подталкивает человека к изменениям, к новым решениям и, как следствие, к развитию. Но воспользоваться плодами такого развития получается редко. Просто потому что как только получается избавиться, разрешить то, что не так, на смену ему внимание переключается на все новые и новые несовершенства и изъяны. И жизнь начинает ощущаться, как некое подобие бега белки в колесе - сил тратится много, работа выполняется основательная и значительная, но результата или, хотя бы, конца такой работы не видится даже и близко.

Зачастую некоторые пациенты и приходят на психотерапию с подобным запросом - понять, что с ними не так. И если в ряде случаев получается искать и находить конкретные причины жизненных трудностей, и это ведет к хорошему решению, то в ситуации, когда вопрос "Что со мной не так?" заложен в самом фундаменте самооценки человека, когда он является привычным взглядом на себя и является основным побуждающим инструментом к действиям, проблема заключается не в ответе на этот вопрос. Сам вопрос является источником проблемы!  Именно он обесценивает все жизненные достижения, именно он заставляет каждый раз оглядываться на чье-либо "компетентное мнение" в оценке себя. Зачастую, поиск во взрослой жизни такой авторитетной фигуры является попыткой найти замену авторитарным родителям, которые занимали по отношению к своему ребенку директивную и лишающую возможности стать автономным, самостоятельным, позицию. Именно этот вопрос и приводит снова и снова к разочарованию и мучительному ощущению тщетности усилий.

Путь к хорошему решению в этой ситуации мог бы лежать через формулирование альтернативного вопроса, который можно было бы задавать себе в движении по жизни. Вместо жесткого и задающего узкие рамки предвзятости "Что со мной не так?" - расширяющий поле возможных выборов "Какой я?"/"Какая я?". Проще не искать в себе изъяны, стараясь все время подогнать себя под какой-то внешний несуществующий идеал,а заглядывать внутрь себя, понимая и узнавая все больше своих особенностей и свойств, граней и сторон своей личности. Чтобы, узнавая себя все больше и полнее, постепенно учиться выбирать в жизни то, что подходит именно тебе, и отказываться от того, что, на самом деле, не нужно. Это то, что называется феноменологическим подходом к жизни человека. Когда каждая человеческая жизнь, каждая личность и ее способ проживания жизни воспринимается как уникальный. Когда не реальность натягивается всеми силами на некие зачастую сомнительные книжные истины путем постоянного сравнения и поиска несоответствия, а исходя из реальности конкретной человеческой жизни идет поиск способа эту жизнь наладить, используя тот опыт, который есть,в том числе и в книгах.Это путь от жизни к книге, а не от книги к жизни. Отвечая на вопрос "Какой я?", мы приходим и к тому, какая жизнь нам нужна. Отвечая на вопрос "Что во мне не так?", мы снова и снова заходим на один и тот же замкнутый круг критики, мучений и обесценивания всего своего жизненного опыта. И, как следствие, и самой жизни.


Самореализация перед зеркалом

    Наверное, трудно сосчитать число различных тренингов, психологических групп, обучающих программ и всевозможных около и парапсихологических курсов, которые посвящены вопросам повышения уверенности в себе и развитию тех или иных качеств и свойств личности. Какие-то из этих групп могут быть достаточно рациональны, какие-то - окружены густым флером мистики. Но, в общем и целом, они направлены на то, чтобы избавиться полностью или существенно снизить выраженность тех личностных черт, которые принято считать неблагоприятными и мешающими.

    Тут, конечно, можно было бы сразу было задаться вопросом: А все ли мешающие каким-либо проявлениям черты личности являются ненужными? Например, всегда ли неуверенность в своих действиях - это плохо? И всегда ли так хороша уверенность? Возможно, тогда вспомнятся какие-то ситуации из жизни, в которых, к примеру, излишняя уверенность в действиях привела к потерям, а неуверенность - наоборот, помогла что-то сохранить.

    Но, раз спрос на эти группы и программы так велик, значит есть в этом что-то такое особенное и живое, какая-то насущная потребность большого числа людей. Массовое чаяние, стремление к какому-то универсальному идеалу современности - человеку, который уверен в себе, не знает колебаний по пустякам, знает твердо, чего хочет, и идет к этому прямым путем, активен и энергичен, не тратит время на ненужное самокопание, способен эффективно контролировать свои эмоции и, в то же время, способен быть спонтанным и импульсивным. Получается довольно впечатляющий и для многих притягательный список качеств и свойств. Можно сказать, это список получился на загляденье!

    Особую пикантность ему придает тот факт, что он почти в точности совпадает с описанием большой части характерологических черт, характерных для психопата: бойкие и поверхностные, эгоцентричные и грандиозные, показывающие

ошеломляющую нехватку раскаяния или вины, нехватку эмпатии, обманщики и

манипуляторы, обнаруживающие поверхностность эмоций и при этом чрезвычайную

импульсивность в действиях. Полностью соответствует предыдущему списку со слегка измененным тоном формулировок.

    В современной массовой культуре как-то так повелось, что под психопатом понимают личность, обязательно совершающую криминальные, антисоциальные действия. И так, что это обязательно сопровождается бурными всплесками неадекватной и неконтролируемой агрессии. При слове психопат у многих в воображении всплывают картины кинематографических образов убийц, маньяков и прочего нагоняющего жути люда. Однако же, понятие психопатии гораздо шире и, главным образом, включает в себя личностей, испытывающих недостаток или чаще даже полное отсутствие определенных черт характера и эмоций. К основным отсутствующим у психопата личностным чертам и эмоциям можно отнести способность к эмпатии, чувства вины и стыда  а также такое понятие, как совесть.

    Довольно образно и доходчиво это описывает Марта Стаут в своей книге "Социопат, живущий по соседству": "Вообразите - если можете – что значит не иметь ни капли совести, никакого чувства вины или раскаяния, независимо от того, что Вы делаете; не испытывать никакого ограничивающего чувства беспокойства за благосостояние незнакомцев, друзей, или даже членов семьи. Вообразите, что вы ни разу в жизни не боролись со стыдом, независимо от того, насколько эгоистичными, ленивыми, вредными или даже безнравственными были ваши действия.И притворитесь, что понятие ответственности неизвестно Вам, хотя другие, похоже, принимают это бремя  без сомнения, как легковерные дураки.Теперь добавьте к этой странной фантазии способность скрывать от других людей то, что ваш психологический облик радикально отличается от их. Пока каждый просто предполагает, что совесть универсальна для всех, довольно легко скрывать, что лично Вы лишены совести.Вина или стыд не удерживают Вас ни от единого желания, и другие люди никогда не выявят Ваше полнейшее хладнокровие.  Ледяная вода в ваших венах настолько причудлива, настолько за гранью их личного опыта, что они редко могут даже предположить ваше состояние.Другими словами, Вы полностью свободны от внутренних ограничений, и ваша беспрепятственная свобода делать то, что вам нравится, без мук совести, удобна тем, что совершенно невидима  для мира.Вы можете делать все что угодно, и, тем не менее, ваше странное преимущество перед большинством людей, которых сдерживает их совесть, скорее всего, останется скрытым. Какой тогда будет Ваша жизнь?"

    То есть, по сути, очень большое количество абсолютно нормальных людей оказывается одержимо стремлением к непонятным изменениям в сторону значительного эмоционального дефекта. Убить тревогу, отрезать неуверенность, отбросить сомнения и стать на зависть всем врагам эффективной и самоактуализировавшейся личностью. Я самоактуализацию упомянул неслучайно, потому что, наверное, сложно сейчас найти хоть один тренинг или обучающую программу, в которую не был бы втиснут этот термин за авторством Абрахама Маслоу а также приписываемая ему "Пирамида потребностей".

    Как-то один пациент мне рассказывал, что в детстве мама настолько запугала его историями о всевозможных маньяках, орудующих по ночам на улицах города, и о том, как тщательно их надо опасаться, что, засыпая, он успокаивал себя тем, что когда вырастет, сам станет маньяком - и тогда бояться уже надо будет не ему, бояться нужно будет его. Описанные черты психопата - это, по сути, черты, характерные для хищника. Когда кошка играет с мышкой, прежде чем употребить ее в пищу, она, по всей видимости чувствует себя уверенно, стабильно, не сомневается в своих действиях и не знает страха, движет ею один лишь инстинкт. Основной вопрос тут вот какой. Если человек, идя на тренинг или обучающую программу, в конечном счете хочет стать счастливее, чем был до этого, обязательно ли ему отказываться от тех своих черт, которые и делают его человеком? Обязательно ли ему становиться хищником?

    Один мой учитель любит периодически приводить свой случай работы с одним молодым человеком, который пришел на психотерапию, чтобы избавиться полностью от неуверенности в общении с девушками. Когда же они начали обсуждать, а что он планирует начать делать, избавившись от этой неуверенности, он начал говорить о вещах, которые совершенно точно превратили бы его жизнь в конвейер бесконечного бегства от близости. И, по сути, эта неуверенность и была тем якорем человеческого, который направлял его жизнь в какую-то иную сторону.

    Тут еще можно вспомнить Виктора Франкла, который говорил, что самореализация, развитие себя не может быть смыслом человеческой жизни. Самореализация и развитие себя могут быть достигнуты, когда человек стремится к другим, более высоким смыслам и целям. И тогда они возникают спонтанно, в самом процессе, зачастую, даже незаметно для самого человека. Когда же самореализацию делают смыслом существования, достигнуть ее не получается никогда. Как бумеранг возвращается к охотнику только в том случае, когда пролетает мимо намеченной цели, так и человек возвращается сам к себе и остается с собой прежним, когда не находит того смысла, той важной жизненной цели, ради которой эта самореализация ему нужна. И тогда это остается самореализацией для себя и наедине с собой. Самореализацией перед зеркалом.

     

   


Обо мне

Психотерапевт Павел ЕремеевМеня зовут Павел Еремеев. Я практикующий с 2004 года врач психотерапевт и психолог. Направление моей работы - экзистенциальная психотерапия и консультирование. Занимаюсь индивидуальным консультированием, также веду психологические группы в Краснодаре. Профессионально помогаю людям, столкнувшимися в жизни с психологическими трудностями.

Психотерапия для меня единственное и главное дело жизни. Постоянно стажируюсь и участвую в новых обучающих программах, включающих личную терапию и супервизию. Общий объём моей подготовки превышает 4950 часов. Я являюсь действительным членом ОППЛ (г. Москва), Восточно-европейской ассоциации экзистенциальной терапии (г. Вильнюс)

Если у вас возникли психологические проблемы любой сложности, обращайтесь, буду рад вам помочь.