Страничка практикующего психотерапевта

Психологическая помощь в Краснодаре

Лечение тревожных и депрессивных расстройств

Личные и семейные проблемы

Неврозы и психосоматические расстройства

Кризисные и стрессовые состояния

Психотерапевт Павел Еремеев

Панические атаки в понимании экзистенциальной терапии

        В силу разницы подходов в обучении и, наверное, в понимании мира вообще, существуют разные взгляды на психотерапию. Один из них - сугубо психиатрический. Есть у пациента некие специфические симптомы, значит он болен. Ну, и соответственно, исчезают эти симптомы, значит человек выздоравливает. И, рассуждая логически, довольно трудно с этим не согласиться. В подтверждение можно даже привести примеры многих и многих пациентов, которые, приходя на терапию впервые, именно такой запрос и высказывают: "Хотелось бы избавиться от всех этих симптомов и жить, как раньше. Стать прежним собой".

   Как говорил один из моих преподавателей по психотерапии: "Психиатрический подход к психотерапии прост: Прекратились ли-таки тики, восстановился ли-таки сон? Значит, человек здоров!". Ну, и, соответственно, его можно выписывать. И хорошо, во многом, что такой подход есть, и он крепок. Существует множество острых состояний психики, в которых людям требуется неотложная, конкретная и решительная помощь. В этих ситуациях такой подход уместен, как нельзя лучше.

   Нечто другое получается, когда такой подход и такое понимание терапии сталкивается с расстройствами другого рода. Не острыми, не нарушающими восприятие реальности, а только лишь вносящими неприятные переживания во взаимодействие с этой реальностью. В проживание жизни. Те расстройства, которые принято называть невротическими.

  Например, паническое расстройство, как одно из наиболее часто встречающихся невротических расстройств. Много мудрых мыслей об этом написано, много теорий выдвинуто и много способов лечения предложено. Например, есть серотониновая теория панического расстройства, которая говорит о том, что оно вызывается нарушением выработки и усвоения специфического "гормона радости" серотонина.

 Если не вдаваться в научные тонкости, общий вывод из этого конкретен: при панических атаках одним из первых шагов служит назначение фармакологических препаратов, повышающих синтез и усвоение этого гормона в структурах мозга. Антидепрессантов, то есть. Хорошая теория, конкретное лечение. Лабораторные крысы были бы просто счастливы в экспериментах с препаратами. Но у людей часто картина несколько другая.

  У целого ряда пациентов после отмены курса фармакологического лечения симптоматика возвращается. То есть, они снова начинают паниковать в привычных до этого ситуациях. Более того, у многих людей, еще принимающих препараты, присутствуют вполне конкретные опасения: "А что же будет, когда я прекращу пить лекарства? Не вернется ли все вновь?". Что тут говорит нам психиатрический подход? Раз симптомы снова появились, значит человек снова болен и его надо снова лечить.

  Тут надо сказать, что понятие "болен" в этой связи употребляется условно. При паническом расстройстве как таковом никакой серьезной патологии психики нет. Глубинно душевно человек здоров. Слово "болен" мы здесь используем в качестве примера. Стучится человек в дверь кабинета врача, а тот ему через дверь кричит: "Заходите, больной!". Тут сразу же можно задуматься: "А кто сказал, что я больной?". Привычный ответ на это чаще всего будет: "Ну, пришел к врачу, значит больной!". Не потому, что это верно. А потому, что так принято.

  Так вот, помня об этом примере выше, что если предположить, что человек был "болен" еще до того, как у него эти самые панические атаки впервые проявились? Что если все эти многочисленные биохимические нарушения - не причина, а косвенный признак или даже следствие?

Что если причина, если вообще нечто можно однозначно назвать причиной, глубже или даже шире? Что если причина того, что человек подвержен приступам необъяснимой паники, заключается в том, как этот человек вообще проживает свою жизнь?

   В экзистенциальной психологии вообще и в экзистенциальной терапии в частности принято к тем же симптомам,с жалобами на которые обращается за помощью человек, относиться, как к феномену. У каждого конкретного человека панические атаки являются феноменом именно его жизни. То есть, внешне похоже на то, что и у многих других людей бывает: сердцебиения, нехватка воздуха, ощущение дереализации, страх потерять сознание, умереть, страх сойти с ума, потерять контроль и ряд еще других. Но внутренне, для каждого человека лично панические атаки являются реакцией на что-то свое в жизни.    

У одного человека это была реакция на опостылевшие отношения и то, как он все колебался,стоит ли их завершать или нет. У другого это было столкновение с проблемой выбора сферы деятельности на последнем курсе института. Еще у одной пациентки это была ситуация любовного треугольника, когда муж фактически уходил из семьи, и ее панические атаки. по сути, явились тем единственным, что его задержало. Тут можно примеры приводить бесконечно долго, просто другим это не особо поможет, потому что в каждом случае это что-то свое, глубоко личное.

 

  Но есть и кое-что общее во всех случаях панического расстройства и панических атак. Что-то, что не просто сводится к биохимии и животным инстинктам.

  В экзистенциальной психологии есть понятие жизненной данности. Чего-то, что является неизменным свойством жизни, которое человек не в силах поменять. Это просто дано. Как в школьной задаче по математике. Одной из таких данностей является присущая жизни неопределенность. Весь наш мир возник из хаоса, многие события в нашей жизни просто случаются, какую бы причинную базу мы ни пытались под это подогнать. Как-то более подробно о теме неопределенности можно прочесть вот в этих статьях - http://eremeev.org/page/begstvo-ot-neopredelennosti  и http://eremeev.org/page/sovladanie-so-strahom-neopredelennosti

  Суть в том, что неопределенность - сама ткань жизни. Как говорит Александр Ефимович Алексейчик, классик отечественной школы экзистенциальной терапии, когда его спрашивают, что будет происходить на предстоящей группе, и насколько соблюдается безопасность: "Господь Бог гарантирует нам вечную жизнь, но не гарантирует, что мы доживем до завтрашнего дня".

  Так вот, часто в картине мира человека, страдающего паническими атаками, места для неопределенности жизни попросту нет. Это люди, для которых контроль и расчет, планирование всего и вся в жизни стоят во главе угла. Но есть вещи в себе и в мире, которые мы можем контролировать сознательно, которые мы в силах контролировать. А есть то, в отношении чего мы бессильны. Например, в отношении себя мы бессильны разумом контролировать какие-то совершенно простые вещи: засыпание, дыхание, сердцебиение, эрекция у мужчин. Уж простите за физиологические подробности, но многие нарушения этих процессов, когда они начинают не получаться, происходят именно из-за того, что человек начинает лихорадочно и мучительно контролировать их сознанием, разумом. А они просто случаются сами по себе. И именно тогда, когда на это перестают обращать сознательное внимание.

  Первый эпизод панической атаки, зачастую, может быть объяснен какими-то объективными причинами: переутомление, недосып, предшествующее длительное стрессовое состояние, употребление наркотических веществ, алкоголя накануне. Иногда и все вместе. Но если у иного человека что-то похожее на паническую атаку случится и тут же забудется, потому что он просто не уделит этому особого внимания - ну, было и было. То у человека, который не выносит неопределенности, не справляется с ней, который привык все контролировать, панические атаки закрепятся и будут повторяться именно из-за его непринятия неопределенности и склонности к контролю. Наш организм - такое удивительное творение природы, что чем больше мы обращаем внимание и пытаемся контролировать, обуздать какие-то его проявления, смутные и еле заметные ощущения, тем сильнее они проявляются и шире разрастаются.

  И даже в приведенных несколькими абзацами выше примерах людей можно заметить, что в каждой из их жизненных ситуаций общая тема - неопределенность жизни и то, как они с ней справляются. Вернее сказать, не справляются.

  Старая поговорка, которую любили повторять наши бабушки и прабабушки: "Брось, а то уронишь". Кажется, она имеет какое-то отношение к обсуждаемой теме.

  И в этом смысле, конечно, ожидание многих людей, приходящих с паническим расстройством на терапию, "Уберите симптомы, а я буду жить, как прежде" звучит как иллюзия. потому что именно то, как прежде жил, и привело к приступам паники. Панические атаки увенчали весь прежний подход к жизни.

  Хорошее же решение лежит в плоскости того, чтобы включить само понятие неопределенности в свою картину мира. Просто принять как факт, что в жизни есть вещи, которые могут случиться, и мы не можем на это повлиять. И тогда парадоксальным образом, например, когда человек бросает лихорадочные попытки отключить свой страх здесь и сейчас, когда он позволяет страху быть, страх, вдруг, начинает идти на убыль. Когда человек бросает идею заснуть, во что бы то ни стало, именно сейчас и позволяет себе не спать, сон, вдруг как-то сам приходит.

  Когда человек перестает пытаться сделать какой-то выбор именно сейчас, потому что "должен", а позволяет себе побыть в неопределенности, прислушаться к себе, к тому, чего он хочет, паника снижается. А как именно это сделать в жизни каждого конкретного человека - это и есть то, в чем помогает психотерапия.   

  


Судьба как алиби

Если попытаться конкретизировать то, что обычно имеют в виду люди, когда говорят о судьбе, то чаще всего дело сведется к трем базовым вещам: инстинктам и влечениям, наследственности и влиянию окружающей среды. Ну, разумеется, если мы будем говорить о судьбе, как о чем-то приближенном к реалиям повседневной человеческой жизни, не касаясь потусторонних и трансцендентных тем.

Когда в чем-то испытываешь трудности, всегда хочется найти причину. Почему же все со мной происходит именно так?! Иногда даже кажется, что именно и только тогда, когда я найду причину какого-то нежелательного своего поведения или чувства, оно тут же изменится. Как если само осознание и понимание причины есть какое-то чудо, в чем-то подобное религиозному или мистическому. Но поиск причин - это, зачастую, такая штука, что в процессе можно уже дойти до Адама и Евы, а в жизни своей так ничего ровным счетом и не поменять.

Но многие стараются и причины эти, все-таки, находят. Кто-то объясняет сам себе и всем окружающим свои вредящие семейной жизни сексуальные приключения вне этой самой семьи воздействием своих инстинктов и влечений. Ну, дескать, как вижу новый объект вожделения, так и начинаю активно создавать почву для последующего раскаянья перед женой. Золотой она человек, но что поделать - достался ей в мужья я с моими инстинктами в довесок. С меня-то какой спрос?! Судьба..

Кто-то в разных своих бедах винит плохую наследственность. В качестве общей иллюстрации просится даже не случай из практики, а художественный пример героя Евгения Леонова, король из "Обыкновенного чуда", который каждый из случаев своей грубости или несдержанности с подданными объяснял бабкиными генами, которые начинали в нем говорить как раз в те моменты, когда он на кого-то кричал или обижал. Ну, характер такой дурной. От бабки по наследству передался. Судьба..

С окружающей средой и ее вредным и, порой, тлетворным влиянием и так все ясно. Не я сам ответственен за, к примеру, антисоциальные действия свои. Это все плохая компания. Подсказали, подвели, подтолкнули, с меня-то спрос какой? Судья, правда, это все во внимание не особо принял и посчитал, что все я сделал сам по своему свободному выбору. Что делать - судьба-злодейка..

И по всем этим примерам, которые можно еще продолжать и продолжать приводить, видно, что судьба становится своего рода алиби. Доказательной базой для людей, решивших отдать ответственность за свою жизнь кому-то или чему-то вне себя, вне своей личности.

В экзистенциальной терапии категории свободы и судьбы всегда связаны неразрывно. Очень емко и глубоко об этом высказывался небезызвестный Виктор Франкл, который и о свободе, и о несвободе узнал несколько больше и в более конкретной и мрачной форме, благодаря и стечению обстоятельств, приведших его в Освенцим, и своему выбору отказаться от бегства за границу при условии оставить свою жену.

Он приводил живой пример: голод хищника - это и есть сам хищник. Голод человека - это не весь человек.

Человек, будучи существом духовным, свободен подняться и над своей наследственностью, и над инстинктами, и, во многом, над средой. Судьба же состоит из каких-то абсолютно неизменных данностей нашей жизни: места, где мы родились, условий жизни и особенностей исторического процесса в этом месте на тот момент. Родителей, в семье которых мы родились. Даже нашего пола ( хотя, тут человечество зашло сейчас в немного спорный угол). Это наши данности. Это то, что случившись с нами однажды, не может быть уже изменено никак. И это и есть наша судьба, как земля, на которой мы стоим. Так ее и нужно принимать. И эта опора и есть главное условие и возможность быть свободным.

Выбирать все остальное, что можно и нужно менять, по своему усмотрению, по своей свободной воле. И, главное, - находить в этом свой особый смысл. Потому что именно смысл делает многие вещи, для невозможности которых мы находили до этого множество причин, возможными и реальными.

И тогда судьба перестает быть поводом списать ответственность, перестает быть алиби. И становится нашим свободным и осмысленным выбором.


Опираясь на свои чувства

 Зачастую, многим из нас в жизни нужны своего рода поручни, за которые можно было бы держаться, чувствуя некую поддержку и опору в постоянно меняющихся жизненных условиях. Неопределенность - одно из основных свойств жизни, и многие вещи в ней просто случаются, независимо от того, хотим мы или нет, ожидаем или затронуты ими врасплох, помним о возможности или всячески стараемся забыть.

 Значительную часть своей жизни человек проживает в отношениях с другими людьми. Как писал об этом Мартин Бубер:"Я является таковым только в связи с Ты". То есть, узнать себя в полной мере можно только в контакте с другим человеком. В отношениях с ним. 
И вот тут встает вопрос: на что же опираться, за какие поручни держаться внутренне, вступая в отношения, входя в эту интенсивную реку, в которой так много различных подводных камней и течений? Неопределенность в отношениях очень часто страшит, так как выражается в таких важных для каждого вопросах, как: Примут ли меня или отвергнут? Откроются ли в ответ на мою искренность или отгородятся стеной? Позволят ли мне быть собой, каким есть, или будут требовать изменить себя, чтобы заслужить расположение?
Такие важные, сущностные и, в то же время, острые и болезненные вопросы могут напугать. Могут заставить повернуть вспять. Могут иногда лишить надежды. И, естественным образом, человек хочет получить какую-то опору, чтобы набраться сил для ответа на эти вопросы и вызовы жизни. И часто находит эту опору в разуме. Доводы разума, рассудка подсказывают те или иные выборы, решения и способы себя выражать в отношениях с другим.
И чаще всего, это выборы застрахованные, делающиеся по принципу "как бы чего не вышло". "Зачем рисковать и говорить о своих чувствах этому человеку? Он же может и не ответить на них - лучше уж оставить все, как есть..", "Ну, раз появились такие трудности в отношениях, можно поступить разумно и на этом их и закончить - так будет предусмотрительней..", "Чтобы не получить опять душевную травму, лучше в эти близкие отношения даже и не совать нос, целей будешь.." И так далее, и так далее, и так далее...
 Не помню сейчас, кто именно из экзистенциальных психологов-классиков сказал: "Осталось только два дракона, терзающих человечество: общественное мнение и здравый смысл".
Я думаю, именно в том, что связано с близкими отношениями, общественное мнение и здравый смысл - это терзающие драконы, способные сломать человеку жизнь, лишив ее свободы и спонтанности.
Как сейчас помню и буду помнить всегда ситуацию на группе экзистенциальной терапии. Мужчина испытывает целую гамму чувств по отношению к женщине. Но, начав их проявлять, сталкивается с тем, что она их не принимает, стараясь перевести разговор на другую тему. И он говорит: "Да, видимо, действительно стоит на этом остановиться..". На что ведущая ему говорит: "Попробуй доверять своим чувствам. Если ты делаешь что-то, опираясь на свои чувства, ты уже не можешь проиграть или ошибиться. Даже если она тебя не примет, отвергнет, ты делал так, как подсказывали тебе именно твои чувства. Как птица, которая поет просто потому, что она птица. Поет, просто потому что не может не петь..".
Просто потому что не может не петь.

Сопротивление последней минуты и ответственность за свою жизнь

На написание этой статьи меня натолкнул один случай из практики, не так давно произошедший со мной. Дело в том, что за все время своего индивидуального приёма я в первый раз опоздал. По сути, это нарушение рамок со стороны терапевта, и в таких случаях мы либо продлеваем индивидуальную встречу, либо проводим ее в другое удобное для пациента время бесплатно. Мое опоздание - это, безусловно, моя ответственность. Но в данной ситуации случилось так, что это была первая назначенная встреча с тем пациентом, и никаких правил нашей работы мы еще пока не согласовывали.

Один из моих учителей в профессии, ныне покойный Сергей Викторович Корчагин, любил цитировать кого-то из классиков экзистенциально-гуманистического направления. Тот, в свою очередь, говорил о своей жизни так: "50 процентов времени моей жизни я живу так, как учу этому других. А оставшиеся 50 - нет, но жаль". 

Вот и в этом случае в моей ситуации выразились эти оставшиеся 50 процентов жизни. Когда ты допускаешь промахи, будучи готовым за них заплатить. Но что интересно. Этот пациент, хоть это и был его первый сеанс, не позвонил узнать, с чем связана задержка, и также не ответил на мой звонок. И вообще не пришел. Либо ушел до моего прихода, мне об этом оставалось только гадать.

И у меня появилась мысль, что его поведение связано с эффектом, который я называю сопротивлением последней минуты. Когда любой, даже минимальный повод отказаться от встречи, становится для человека главным и решающим. 

Возможно, многие люди испытывали нечто подобное, когда им предстояло какое-то новое жизненное событие или начинание, которого они давно ждали, хотели, стремились к нему, что-то делали для этого. И, вот, когда уже были на пороге этого, внутри, одновременно с желанием осуществления этого, появлялось и сопротивление. В моей жизни это проявлялось в самом начале моей профессиональной деятельности, когда я сидел в кабинете и ждал своих первых пациентов. И ожидание было и желанным, и, одновременно, тревожным. Потому что одно дело, изучать теорию психотерапии, и другое совершенно - начать практиковать. И хотелось тогда, чтобы эти люди пришли уже поскорее. И, одновременно, чтобы не приходили совсем :-) Потому что новое всегда слегка пугает. Просто потому что незнакомо. 

И так обстоит дело в любой жизненной сфере. Чем сильнее желание, тем сильней и сопротивление этому. И далее от нас, как от личностей, способных к свободному выбору, зависит то, что мы,выберем.

И похоже, что пациент из примера выше выбрал сопротивление. Более чем уверен, что этот выбор для него сопровождался массой не самых приятных эмоций. Но, выражаясь цитатой Берта Хеллингера,: "Страдать проще, чем изменяться". И возможно, изменяться действительно страшно и непривычно. Так, что проще, пусть и болезненней, дальше страдать.

Или такой периодически встречающийся момент в поведении некоторых людей. Когда они назначают первую встречу и затем не приходят на нее. Никак об этом не предупреждая. В экзистенциальном подходе считается, что все, что происходит между пациентом и терапевтом в ходе сеансов, происходит и в остальной жизни пациента. Терапия - это, всего лишь, микромодель его жизни. С той разницей, что в терапии можно многое обсудить и проанализировать. Для того, чтобы изменить к лучшему.

И тогда получается, что такие люди, во-первых, не рискуют попробовать что-то новое. А, во-вторых, не берут за это ответственность. Речь не идет о том, что наша терапия обязательно бы их чудесным образом исцелила. Речь о том, что даже приняв решение отказаться, они могли бы просто позвонить. И этот звонок мог бы стать неким первым кирпичиком в фундамент их новой жизни,в которой они берут на себя ответственность. Ответственность за свою жизнь, за свои выборы, и даже за свои эмоции. Штефан Хаузнер, по-моему, как-то сказал: "Взрослые не болеют". В том метафорическом смысле, что любое эмоциональное недомогание часто имеет в своей основе возврат к детским способам реагирования на жизнь.

Иногда сопротивление выражается в желании переложить заботу об обращении за помощью на чьи-то плечи. Есть, конечно, состояния, при которых родственники имеют больше возможностей. Например, за подростков, испытывающих определенные психологические трудности, часто обращаются их родители. Или за людей, находящихся в глубокой депрессии. Или душевнобольных. А есть ситуации, в которых человек просто хочет избавиться от ответственности. Например, за пациента, страдающего алкоголизмом, обращается его жена. Вроде, как и он попросил. Но по факту, это не он сделал. И всегда есть возможность оправдать свой неуспех: "Ну, вот видишь, я сделал то, что ты меня заставила, и ничего не вышло!". И это тоже пример того, когда человек выбирает сопротивление, а не желание. В сопротивлении жить, пусть и неприятный, но проще.

Каждый человек свободен. Свободен выбирать тот или иной поступок, ту или иную жизнь. И каждый такой свободный выбор предполагает ответственность. И каждый выбор что-то стоит. За каждый выбор приходится платить. Вольно цитируя экзистенциального терапевта А. Е. Алексейчика, а кто не хочет в жизни платить, тому приходится расплачиваться. 

Многие люди, приходя на терапию, надеются, что в периоды общения с психотерапевтом у них получится уйти, избежать или даже сбежать от тех трудностей, от которых они в жизни привычно скрывались. Но реальность состоит в том, что именно в рамках психотерапии им придется с ними столкнуться напрямую. Чтобы обрести силу и мужество их решить. Чтобы обрести силу и мужество жить. 

Я люблю кино и некоторых киногероев так сильно, что редко удерживаюсь от того, чтобы лишний раз их не процитировать. Это эссе хочу закончить цитатой подполковника Слейда из фильма "Запах женщины": "В мире есть два типа людей. Одни борются с трудностями, а вторые от них бегут... Вторым легче".


Обо мне

Психотерапевт Павел ЕремеевМеня зовут Павел Еремеев. Я практикующий с 2004 года врач психотерапевт и психолог. Направление моей работы - экзистенциальная психотерапия и консультирование. Занимаюсь индивидуальным консультированием, также веду психологические группы в Краснодаре. Профессионально помогаю людям, столкнувшимися в жизни с психологическими трудностями.

Психотерапия для меня единственное и главное дело жизни. Постоянно стажируюсь и участвую в новых обучающих программах, включающих личную терапию и супервизию. Общий объём моей подготовки превышает 4950 часов. Я являюсь действительным членом ОППЛ (г. Москва), Восточно-европейской ассоциации экзистенциальной терапии (г. Вильнюс)

Если у вас возникли психологические проблемы любой сложности, обращайтесь, буду рад вам помочь.