Страничка практикующего психотерапевта

Психологическая помощь в Краснодаре

Лечение тревожных и депрессивных расстройств

Личные и семейные проблемы

Неврозы и психосоматические расстройства

Кризисные и стрессовые состояния

Психотерапевт Павел Еремеев

Наука жизни

опыт достижения успеха

Крымск, главное впечатление

Был в Крымске весь понедельник. Позвали по линии ППЛ принять участие в психологической помощи пострадавшим.

Самое худшее, что сейчас можно сделать, - заняться индукцией паники и других тяжелых эмоций, распространяя свои субъективные впечатления о масштабах трагедии, количестве пострадавших и т. д. Хотя, тяжелого много.

Работа - она и есть работа, писать о деталях и нюансах бессмысленно. Единственное, жаль, что МЧС не пустило оказать помощь родственникам погибших, которые сейчас находятся на территории морга и местной больницы. Сослались на законодательство, по которому на этих объектах помощь могут оказывать только психологи МЧС. Надеюсь, что причина отказа именно в законодательстве и есть.

Что поразило, так это какое-то огромное количество людей, приехавших просто помочь крымчанам. Не психологов, не чиновников и депутатов, а именно граждан, проявивших самостоятельную инициативу. Молодые и не очень, студенты и вполне состоявшиеся и узнаваемые личности. Кто-то привозил необходимые продукты питания, кто-то одежду и обувь (резиновые сапоги здесь сейчас на вес золота, учитывая подтопленные все еще дворы домовладений), кто-то решил выступить волонтером в помощи в разгребании завалов и разрушений. Вот, вчера даже какие-то ребята-кришнаиты организовали полевую вегетарианскую кухню возле местного кинотеатра и кормили людей бесплатно. Причем, не только самих пострадавших, но и активно зазывали на обеды и социальных работников, которые в поте лица трудились над регистрацией заявлений пострадавших людей. "Поешьте у нас, мы готовили с любовью" - мне так эта фраза понравилась!!:-))) Огромное количество сочувственных и неравнодушных людей. Которых никто насильно сюда не тянул, кроме их морально-нравственного стержня. В ночь с субботы на воскресенье уже в твиттере и других социальных сетях люди начали самоорганизовываться и создавать группы сбора необходимых вещей и продуктов и организовывать рейсы на личном автотранспорте. Крымчане, кстати, даже не как-то не особо поначалу в это верили - что о них думают, заботятся и беспокоятся не только в Краснодаре, но и в гораздо более отдаленных городах России. Им очень приятно, это могу сказать точно - так что вся активность не зря, это видно по благодарным и теплеющим взглядам людей, с которыми удалось пообщаться. По большому счету, это и есть суть лидерства - способность помочь и откликнуться, думая о других больше, чем о себе. Наверное, такие лидеры и нужны обществу - сильные, сочувственные, неравнодушные и решительные. Гораздо более решительные порой чем те, кто несет формальную ответственность.

Есть такая гипотеза, что одновременно с предками современного человека на Земле жили и неандертальцы. И неандертальцы предков людей превосходили по всем физическим показателям. Этот вид просто обязан был вытеснить наш с жизненной территории. Но у предков людей было одно небольшое, но оказавшееся существенным отличие. Судя по раскопкам, наши предки делали простейшие хирургические операции для своих сородичей, хоронили умерших. То есть, заботились о ближнем. Неандертальцы же этого не делали. И некоторые исследователи полагают, что именно эта забота и взаимопомощь и помогла человеческому роду выжить. Хочется надеяться, что если помогла тогда, поможет и сейчас. А еще, уезжая из города, увидел в кузове машины, вывозившей вещи, вот такого чудесного зайца. Эта деталь показалась такой трогательной среди всех разрушений, что решил даже фото разместить)

Родительский диктат

               В одно из воскресений я решил лечь спать намного раньше обычного, еще затемно - хотелось получше выспаться перед началом новой недели. И поздним вечером меня разбудил неожиданный звонок. Обычно в такое время не звонят, чтобы записаться на консультацию, да еще в вечер самого последнего дня недели. В таких звонках много душевного порыва, может, даже какого-то отчания. Молодой  мужской голос с легким кавказским акцентом спросил врача психотерапевта, назвав мое имя. Убедившись, что попал по адресу, молодой челдовек спросил меня, можно ли обратиться ко мне за советом по телефону? Честно признаться, я лично считаю раздачу конкретных советов, да еще и по телефону, не видя и не зная человека, делом крайне неблагодарным. В этом плане гораздо больше пользы приносят разговоры в письмах, которые мне пишут иногда люди из других городов. На них я стараюсь ответить всегда. Но здесь, в этой ситуации, я как-то сразу почувствовал, что хоть что-то, но ответить стоит, важно... И молодой человек в двух словах, с различимым волнением в голосе объяснил свою ситуацию: "Есть девушка... И я понимаю, отдаю себе сейчас отчет, что действительно люблю ее и хочу быть с ней. Но мои родители... Они категорически против. И мне дан один год, чтобы разобраться с этой ситуацией. И я хочу спросить ваше мнение, как мне лучше поступить? Какой выбор сделать?"  Даже не проснувшись еще окончательно, я успел опешить от вопроса. Есть девушка - ну, конечно! Что же еще могло быть, что заставило молодого мужчину обращаться к психотерапевту... И как же непросто объяснить в двух словах, что нет старой потрепанной увесистой книги мудростей, открыв которую на определенной странице, я мог бы отыскать стопроцентно верное решение именно для этой жизненной ситуации?! И я ответил первое, что пришло в голову в тот момент: "Примите то решение, с последствиями которого вам будет легче жить всю оставшуюся жизнь". Он ответил мне "спасибо" и мы попрощались... В общем-то, этот текст есть попытка ответить на этот вопрос более широко и полно - уж как-то запал мне в душу этот вопрос и те обстоятельства, при которых он был задан.

Наверное, тема детско-родительских отношений настолько тонкая и неоднозначная, что в ней не может быть очень уж много безапеляционных и незыблемых правил. Однозначных утверждений. Вот, и я позволю себе не столько утверждать что-то, сколько просто задаваться вопросами, ответить на которые каждый волен своим способом.

И первый вопрос, который приходит в голову: Всегда ли родитель способен осуществить за свое чадо выбор лучший, чем это сделает сам ребенок? Выбор друзей, выбор школы, выбор ВУЗа и профессии, множество других выборов, которые могут прямо и непосредственно повлиять на человеческую судьбу. Ведь так велик соблазн, обладая богатым жизненным опытом, знанием того, как лучше и как правильней и безболезненней пройти жизненную дорогу к успеху, задать своему отпрыску заранее верное и проверенное направление, не обращая особого внимания на его желания. Желания-то побудут-побудут и улягутся, а конкретный результат останется, и за него отпрыск будет в будущем, конечно же, благодарен. Пример из клиентской практики - женщина с тревожно-депрессивными проявлениями особо эмоционально вспоминает, как в юности родители не пустили ее, уже тогда подающую надежды пианистку, в другой город для учебы в музыкальной консерватории, потому что для этого нужно было селиться в общежитии. А общежитие, по мнению родителей, - это не место для приличных девушек. И выбор ВУЗа для дальнейшего обучения был сделан за нее.

Всегда ли тревожиться за ребенка - означает, любить его? В сегодняшнем мире так много неопределенности и хаоса, что хочется порою спасти ребенка сразу и от всего. Застраховать с гарантией. У меня под окном есть детская площадка, на которой молодые мамы зачастую весь день проводят время со своими детьми. И уже доброй традицией является слышать громкие, звенящие тревогой крики: "Стой!! Не ходи туда - там машина!! Не выходи из песочницы! Не играй с чужими детьми!! Не подходи к чужой машине!". И так далее, бесчисленное множество вариантов с одним общим знаменателем, который отчетливо дает ребенку с малых лет понять: мир - это очень опасное место, его надо исследовать с крайней осторожностью и всегда находиться в беозопасных рамках своей зоны комфорта. Или еще того лучше, когда мама учит мальчика: 2Ни в коем случае не дерись, драться - это плохо!". А потом этот мальчик идет, скажем, в детский сад или школу, где сталкивается с другими мальчиками, которых их отцы, наоборот, всячески поучали решать вопросы кулаками. Эта встреча запомнится этому мальчику надолго. Пример из практики - женщина в ходе психотерапии раз за разом вспоминает случаи из детства, когда мать так сильно переживала за нее, что порою сама не могла совладать со своими чувствами. Но ей, маленькой девочке тогда, так сильно не хватало теплоты и понимания, что она любима мамой, чтобы ни сделала. Не смотря на всю мамину тревогу, ей было рядом с ней холодно.

Если ребенок - это твое продолжение по роду, то всегда ли он должен продолжать и воплощать в жизнь то, что не сделал ты? Иногда хочется видеть династии не только в  телевизионном сериале с южным колоритом, но и в своей жизни воплотить нечто подобное.  Кто же лучше, чем твои родители и родители родителей подскажет тебе тонкости какого-то дела или ремесла? Есть на эту тему один анекдот с перчинкой о пожилом психоаналитике, который, отойдя от дел, передает старшему сыну свою базу пациентов. Через небольшой промежуток времени сын приходит к отцу радостный и сообщает, что ему удалось за краткий промежуток времени вылечить их всех! На что отец, сокрушенно качая головой, отвечает: "Идиот! Они кормили меня всю мою жизнь, я ждал, что так же будет и у тебя!". Случай из практики - отец, усердно пытается заставить своего сына заниматься боксом. Только это, с его точки зрения, способно сделать из мальчика мужчину - ведь именно так было с ним в его детстве. Мальчик же скорее более склонен увлекаться рисованием, но ходит на тренировки по настоянию отца. Тренер им также недовоен ввиду того, что парень совсем не старается и не проявляет интереса к его урокам. Дома мальчика критикует отец, а на занятих тренер. Все заканчивается нервным срывом, на восстановление после которого уходит достаточное время. В итоге, мальчик становится дизайнером. С отцом они общаются сдержанно и редко.

Можно ли обнимать так сильно, что начинаешь душить? Иногда мамина забота может быть сильной. Настолько сильной, что ребенок в какой-то момент начинает чувствовать, что ее даже много. Больше, чем он может вынести. И зачастую оказывается, что ошибка или какой-то плохой поступок - это единственное, что он может совершить полностью самостоятельно. И с одной стороны ребенок мучается виной за сделанное, а с другой - продолжает делать, потому что только так он может пройти подлинно свой путь. путь проб и ошибок. Ходить впервые в жизни-то он учится именно так - падая и поднимаясь. Снова падая и снова продолжая пытаться. Почему же то, что происходит в более старшем возрасте, должно чем-то принципиально отличаться? Можно ли умерить эту всеобъемлющую заботу, чтобы дать ребенку учиться на своих собственных ошибках? И является ли вообще такая тепличная, оранжерейная забота любовью?

В этом смысле для родителей полезно познакомиться с творчеством польского врача, педагога и писателя Януша Корчака, в частности с его книгой "Как любить ребенка", выдержку из которой я хочу здесь привести:

10 заповедей воспитания. 10 заповедей для родителей 1. Не жди, что твой ребенок будет таким, как ты или таким, как ты хочешь. Помоги ему стать не тобой, а собой.

2. Не требуй от ребенка платы за все, что ты для него сделал. Ты дал ему жизнь, как он может отблагодарить тебя? Он даст жизнь другому, тот - третьему, и это необратимый закон благодарности.

3. Не вымещай на ребенке свои обиды, чтобы в старости не есть горький хлеб. Ибо что посеешь, то и взойдет.

4. Не относись к его проблемам свысока. Жизнь дана каждому по силам и, будь уверен, ему она тяжела не меньше, чем тебе, а может быть и больше, поскольку у него нет опыта.

5. Не унижай!

6. Не забывай, что самые важные встречи человека - это его встречи с детьми. Обращай больше внимания на них - мы никогда не можем знать, кого мы встречаем в ребенке.

7. Не мучь себя, если не можешь сделать что-то для своего ребенка. Мучь, если можешь - но не делаешь. Помни, для ребенка сделано недостаточно, если не сделано все.

8. Ребенок - это не тиран, который завладевает всей твоей жизнью, не только плод плоти и крови. Это та драгоценная чаша, которую Жизнь дала тебе на хранение и развитие в нем творческого огня. Это раскрепощенная любовь матери и отца, у которых будет расти не "наш", "свой" ребенок, но душа, данная на хранение.

9. Умей любить чужого ребенка. Никогда не делай чужому то, что не хотел бы, чтобы делали твоему.

10. Люби своего ребенка любым - неталантливым, неудачливым, взрослым. Общаясь с ним - радуйся, потому что ребенок - это праздник, который пока с тобой.

Для детей же полезно понимание того, что жизнь приходит к нам через родителей. И не принимая родителей, мы не принимаем, в конечном счете, саму жизнь. Есть множество трудоемких способов избавление от обид на родителей. В частности, обид, что связаны с тем, что родители чему-то помешали, не дали что-то сделать, воплотить, не разрешили, не заставили чему-то научиться, что было проще достижимо именно в детстве, и т. д. И есть один, более простой способ. Он состоит в том, чтобы взять отвтетственность за это на себя уже здесь и сейчас, в своей взрослой жизни. И сделать это самим - воплотить, научиться, достигнуть.

Когда жизнь проходит мимо

Однажды, будучи на обучающей группе по экзистенциальной терапии у замечательной Эмми Ван Дорцен, современного классика экзистенциального консультирования, мне в глаза бросился один показанный на белом полотнище экрана слайд. Человеческая жизнь была представлена в виде песочных часов. Время, отмеренное человеку на проживание жизни, представлялось в виде песка, плавно но неумолимо пересыпавшегося из верхней полусферы часов в нижнюю. Пока верхняя часть часов полна и внушительна, отношение к каждой песчинке ее наполняющей довольно широкое и даже, возможно, расточительное. Но, по мере того как верхняя часть часов пустеет, ценность оставшегося повышается, а тревога по поводу того, как же мало в ней осталось, растет.

К сожалению, в реальной жизни не всегда есть место для такой наглядности. Часто мы живем с ощущением того, что впереди у нас необозримо долгий еще промежуток активной и насыщенной жизни, и мы еще успеем сделать те важные дела, на которые, порой, не хватает места в сегодняшнем дне. Что впереди еще наш "золотой век", который мы всецело посвятим только самым важным, идущим из глубины души, выборам и поступкам. Что осталось, вот, совсем чуть-чуть постараться/выложиться/заработать/погулять/пожить  для себя/пожить для детей/побыть в поиске/набраться опыта и прочее, прочее, прочее... Еще чуть-чуть этого, и можно будет уже и зажить, что называется, по-настоящему! Задышать полной грудью, оглянуться вокруг, ощутить пульсацию жизни...

Но реальность состоит в том, что это самое "чуть-чуть" имеет тенденцию растягиваться. И растягиваться надолго. Часто навсегда. Все отложенное, откладывается навсегда.  

В одном опроснике, служащем заготовкой для анализа содержания сна, есть такой вопрос: "Вы как сновидец являетесь активным участником сна или же пассивным наблюдателем?". Самое грустное, когда и вся жизнь, как сон, и позиция главного героя этого сна - пассивный наблюдатель.

Когда не сделал, не решился, не рискнул, не осмелился, не выбрал, не согласился, не отказался, не взял ответственности, не шагнул, не прыгнул, не поверил сам, не смог помочь поверить другому, не стал, не состоялся, не проявился, не вышел, не родился сам, и не родил себя. Когда сама ткань жизни своей консистенцией начинает иметь все эти "не". Собрание неосуществленных возможностей. Когда в итоге такой жизни остается только вымолвить фразу, которой кончаются чеховские "Три сестры": "Если бы знать".

Возможность все изменить и изменить кардинально, значимо, содержится в каждом проживаемом дне. Она заключена в любом непривычном выборе. В любом отступлении от плана. В любом всплеске спонтанности в этом размеренном и вялоколышащемся массиве болотистой предсказуемости и предопределенности. В мысли о том, что мой привычный выбор, вполне возможно, давно уже стал самым худшим. В решимости шагнуть навстречу новому и неизвестному, даже имея за плечами солидный уже опыт страданий, ошибок и ран. В особом и самом ценном виде мужества. В мужестве быть.

На той группе, под конец один из дней, Эмми дала нам одно простое и, одновременно, сложное задание. Подумать и записать те слова, которые мы бы хотели, чтобы они были записаны на надгробном камне каждого из нас. Такая эпитафия для своего надгробного памятника, автором которой являешься ты сам. А также записать то, как мы бы хотели остаться в памяти людей. На некоторое время огромный зал погрузился в тишину. Трудно представить себе момент большей искренности и честности с самим собой, чем когда ты отвечаешь себе на подобные вопросы. А потом люди начали рассказывать. Кто-то вообще не хотел себе никаких надгробий, желая быть погребенным безвестным в море или пустыне. Кто-то в качестве эпитафии выбирал одну простую фразу, а кто-то - массивную и развернутую цитату. Одни хотели остаться в памяти людей своими поступками, другие хотели продолжиться в детях и внуках. Было много всего разного. Но каждый, кто выполнил это упражнение, совершенно точно сделал одну важную вещь - он представил себе конец собственной жизни. Признал сам факт ее конечности. Увидел, как непозволительно много песчинок высыпалось в песочных часах в нижнюю сферу, а никто и не заметил...

А вечером все вышли на улицы теплого весеннего Киева, где проходила группа. И самое последнее, что хотелось делать в этот вечер людям, - это строить планы и рассуждать о жизни со стороны. Никто не хотел больше наблюдать. Все как-то сразу захотели участвовать - гулять, дышать, радоваться, принимать важные решения, делать выбор. Так остро захотелось жить. Так, чтобы ни одна секунда этой жизни не прошла мимо. Так, чтобы из пассивного наблюдателя стать, наконец, Героем.

Бессильны не чувствовать боль

Во многом, природа человека побуждает его к адаптации. Мы всегда неосознанно ищем для себя наиболее приемлемые, комфортные условия. Стремимся приспособиться к этому хаотически меняющемуся миру так, что выиграть для себя максимальное количество выгод и приоритетов. Соревнуемся в социальных достижениях, каждый стремясь вырваться на этой стайерской дистанции вперед. Такова наша инстинктивная природа.

С опытом достижений, с опытом приспособления к самым сложным и причудливым кульбитам жизни и судьбы приходит зрелость. Приходит сила. Говорят, сила человека заключается во всем том, что он в жизни смог преодолеть. Опыт преодоления, сам по себе, развивает, учит и наполняет жизненной мудростью. Очень вероятно, что это верное утверждение - человек на каждый момент жизни представляет из себя ровно то, что сумел преодолеть. И этим силен.

Но бывают в жизни такие события, в которых ощущение своей силы, вдруг, перестает нам помогать. И даже наоборот, чем больше мы прикладываем усилий в попытках что-то изменить, тем в более удручающее состояние попадаем. Как, к примеру, приложить свои силы, ресурсы, средства, чтобы заставить человека нас полюбить?... Как вернуть любовь к человеку, которую на каком-то этапе жизни утратили сами?... Какой существует стопроцентно безопасный и продуманный способ потерять друга?... Как, используя весь свой жизненный опыт и всю личную силу, гарантированно удержать того, кто решил больше не связывать с нами свою судьбу?... Какой существует самый защищенный способ пережить смерть близкого?...

В таких жизненных жизненных ситуациях, которые впору было бы назвать жизненными штормами, ощущение, что ты в силах что-то изменить, скорее, губит и причиняет еще большую боль, нежели помогает что-то изменить в действительности. Сёрен Къеркегор, датский философ экзистенциального направления однажды очень хорошо сказал о таких жизненных штормах: "Для моряков такое утещение, когда они выходят в штормовое море, - знать, что лоцманы где-то неподалеку... Но, все же, страдалец должен помочь себе сам"

Так что же могло бы стать помощью? Каким бы странным это ни показалось на первый взгляд, - признание собственного бессилия. Когда мы честно и открыто признаемся сами себе, что мы в чем-то бессильны, мы начинаем чувствовать границы возможного. Мы признаемся себе, что мы не боги, что мы не всесильны, что и для нас существует точка слабости и уязвимости. И мы перестаем тратить на это душевные силы, отдавать этим бесплодным попыткам изменить такой кажущийся в моменте несправедливым и злым мир энергию. В определенном смысле, осознание и принятие собственных точек бессилия освобождает. И спускает с небес на землю. И лишает ложного ощущения всемогущества. А когда ты не всемогущ, уже не обязательно тянуть на себе мучительную ношу.

Точек бессилия может быть большое множество - в конце концов, все люди неповторимы. Но среди них есть одна общая, приняв в себе ее, мы чувствуем, как перестаем метаться и обретаем внутреннюю цельность. И состоит она в следующем:

Мы бессильны не чувствовать боль. 

Так много суеты бывает, когда человек считает, будто можно найти универсальное обезболивающее от безответной любви. От развода, от смерти близкого и от многих других вещей, которые, как ни крути, случаются в жизни. И зачастую являются неотъемлемой ее частью. Кто-то даже находит это обезболивающее - в бутылке ли, в разгульной и бессмысленной жизни, в новомодных обещающих чудесное исцеление "супер-техниках", когда "все за один сеанс"...  Но все то, что наносит нам душевную травму, имеет в себе этот этап - боль. И этот этап важно просто прожить. Естественно, бывают такие ситуации, в которых человеку на этом этапе важно на кого-то опереться, ощутить поддержку. В общем-то, это и есть то, в чем может помочь психотерапия на этом этапе. Но первое и главное - просто принять, что мы бессильны не чувствовать боль. И тогда боль проходит, как ночь... Потому что то, с чем мы не боремся, может просто уйти.

Какими мы себя не знаем

Есть одна хорошая метафорическая история о человеке, который ночью на улице потерял ключи. По вполне естественному желанию он тут же начинает их разыскивать. Но в темноте, в тенях, которые отбрасывают близлежащие дома ему их искать очень быстро становится тревожно и неприятно. Поэтому он направляется к ближайшему уличному фонарю и в луче отбрасываемого им на землю света начинает свои поиски. Поискав уже несколько раз и так и не обнаружив, он оказывается перед выбором: продолжать свои очевидно бесплодные поиски там, где светло, или же отправиться исследовать тень, темный, неосвещенный участок. Поразмыслив и помучавшись, он продолжает свои поиски в лучах света фонаря.

При первом же прочтении этой истории почти сразу же становится ясен выход - ключи, скорее всего, лежат где-то в тени. И поведение человека кажется совершенно нелепым. Но правда жизни заключается в том, что искать на свету, пусть даже и без шанса на успех и тратя на это уйму сил, гораздо проще. Потому что на свету все достаточно хорошо видно. А в тени, в темноте не видно ничего, и поэтому поиск там очень труден. Труден, потому что пойти в темноту тревожно и страшно. А очень многие люди часто в жизни делают выбор в пользу того, что легко и просто, избегая того, что трудно.

А теперь представим, что вот такая, вот, Тень (именно с большой буквы), такие неосвещенные, неизведанные, темные участки есть и внутри нас самих. То, какими мы себя не знаем. Или знаем, но не хотим, чтобы такими нас видели другие. Именно эту часть нашей бессознательной части личности Карл Густав Юнг, знаменитый психоаналитик, ученик Фрейда, и назвал Тенью. Тень как часть бессознательного, куда мы вытесняем все то, что считается для нас непримемлемым, неправильным и непозволительным.

А непозволительным - что это такое? И откуда это берется? 

С самого раннего детства одной из основных потребностей ребенка является возможность заслужить внимание и одобрение своих родителей (или других важных фигур, которые занимают родительское место). И чтобы достичь этого, ребенок, в принципе, способен на очень многое. Но у каждого ребенка есть свой внутренний потенциал, есть набор каких-то способностей, предрасположенности к чему-либо. Кто-то более импульсивный и деятельный, склонный к озорствам и шалостям. Кто-то, наоборот, тихий и степенный, склонный к следованию определенному распорядку. Кто-то обладает математическими задатками, а кто-то больше тяготеет к гуманитарному. И так можно продолжать очень долго. Все дети разные.

Но часто в родительской семье присутствует некий неписанный свод правил. То, каким ребенок в этой семье должен быть. Что для него хорошо, а что плохо. Что родители в ребенке готовы одобрять, а что не примут ни в коем случае. Чем более гибкие эти правила, чем больше родители готовы пойти навстречу внутреннему потенциалу своего ребенка, тем больше ребенок проявляет то, к чему склонен от природы. По сути, тем больше он позволяет себе быть таким, какой он есть, потому что знает - родители примут его и таким. Чем более консервативны и непреклонны эти правила и устои, чем более родители тверды в своих ожиданиях от ребенка, тем больше ребенку приходится подстраивать самого себя под родителей. По сути, становясь таким, каким его хотят видеть. И тогда все остальное, то, что не соответствует ожиданиям родителей, ребенок в себе подавляет. Подавляет, вытесняя это в бессознательное, переставая об этом помнить, осознавать и как-то связывать с собой. И это уходит в Тень.

И, будучи уже взрослыми, мы только знаем, что есть то, какими мы хотели бы, чтобы нас видели окружающие. И то, какими бы ни в коем случае не пожелали бы, чтобы нас кто-то увидел. И это и есть то самое непозволительное, с чего мы начали.

А теперь представим, что в сферу непозволительного попадает, например, способность беспричинно радоваться каким-то простейшим вещам в жизни. Или возможность позволить себе в определенных ситуациях быть не всегда "хорошим мальчиком"/"хорошей девочкой", а, что называется, "раздать всем сестрам по серьгам". Что если непозволительной и вытесненной в Тень становится возможность открыто проявлять свой гнев и агрессию там и тогда, когда это действительно важно и нужно. Или, наоборот, в Тень и сферу непозволительного попадает способность выражать нежность, теплоту, любовь... Этот список можно продолжать бесконечно.

И часто причиной ряда проблемных состояний, с которыми люди обращаются на прием к психотерапевту, является именно то, что в их Тени, в их вытесненном, в их непозволительном находится очень много ресурсов. Чего-то безусловно полезного и хорошего, что человек в себе просто не видит, не осознает и не имеет возможности проявить. Просто потому, что таким себя не знает. А, ведь, это и есть те ключи, которые лежат в Тени. Ключи к решению множества жизненных проблем.

И хорошим решением в данной ситуации могло бы быть именно исследование своей Тени. Это как если выписать на листок широкий список таких своих особенностей, черт, свойств, качеств, какими мы не хотели бы, чтобы нас видели окружающие. Вдуматься во все это, погрузиться даже, а затем задать себе вопрос: А что хорошего, полезного в этом есть? Какие ресурсы содержатся в том, что для меня кажется пока непозволительным. Может, даже то, что сейчас кажется проявлением слабости - какие в этом могут быть ресурсы?

Ответ, порой, может быть удивительным и свежим. Потому что то, что в нас есть, из чего мы состоим, не может нам повредить. И тогда апатичность оказывается лишь посаженной в ледяную прорубь способностью спонтанно радоваться. Тревога за то, чтобы во всем быть идеальным, окажется просто спрятанной в чулан возможностью любить себя, каким есть, с победами и поражениями. А привычное ощущение собственной неуспешности и несостоятельности - запертым в темном подвале естественным стремлением к росту и развитию.

О "должен" и "надо"

Ощущение беспокойства, ощущение, что не успеваешь, не справляешься, недостаточно хорошо стараешься, не используешь все возможности, что все идет не так, как надо, что не достигаешь тех целей, которых должен был достичь - все эти и многие другие неприятные переживания так характерны для людей, которые обращаются на прием к психотерапевту. В детстве многим часто говорили: "Есть такое слово "надо"!". Достаточно вспомнить, как сильно какая-то внутренняя свободолюбивая часть личности сопротивлялась этому "надо", чтобы понять, что это "надо", вполне возможно, не есть что-то присущее человеку изначально.

Каждый раз, когда я слышу от человека формулировку "Я должен" , ну, к примеру: "Я должен быть успешным в жизни", - говорит один молодой человек, мучающийся сложностью сконцентрироваться на работе и проблемами построения успешной карьеры в определенной сфере деятельности.. Так вот, каждый раз когда я слышу это, я спрашиваю: "Должен кому?". Обычно, в ответ на такой прямой и конкретный вопрос у человека возникает легкое замешательство и ступор. Или же он отвечает: "ну, как кому?? Себе должен...". Но как можно быть должным себе? Можно самому чего-либо хотеть. Или не хотеть. А чувство долга всегда направлено к другой, какой-то внешней и значимой фигуре.

В академической психологии есть два таких понятия: мотивация внешняя и мотивация внутренняя. В принципе, из названий ясно уже практически все.

Внешняя мотивация в жизни человека выражается в том, что какую-либо деятельность он осуществляет, опираясь на какие-то внешние подкрепления. Чтобы ребенок читал книги, родители обещают купить ему игровую приставку. Ребенок, действительно, читает, иногда втягивается в сам процесс, находя в нем что-то для себя интересное, но в целом эта деятельность обусловлена ожиданием обещанного за нее вознаграждения. Безусловно, рамки в воспитании нужны, не зная рамок и границ, ребенок чувствует гораздо больше тревоги, чем свободы.

Внутренняя же мотивация характеризуется тем, что человек сам, по своему желанию вовлекается в какую-либо деятельность, находя в ней какой-то значимый для себя смысл. И тогда удовольствие приходит не от какой-то награды, а от самого процесса. Что-то похожее, скорее всего, имел в виду Э.Т.А. Гофман, когда говорил: "В жизни нужно делать только то, что дается легко, но делать это изо всех сил". 

Некоторые родители, которые приходят на прием со своими "проблемными" детьми-подростками, иной раз, обижаются на меня, когда я начинаю говорить им, что проблема непослушания и неследования правилам со стороны их детей, заключается чаще не в детях, а в правилах, которые они им придумали. Часто родители в воспитании "бегут впереди паровоза" и стараются навязать своим детям свою картину мира и свою систему ценностей. Им кажется, что это - кратчайший путь к счастью для их детей. Ведь, они уже наделали ошибок в жизни и знают, как их детям этих ошибок избежать. достаточно просто принять это на веру и начать сразу выполнять "правильный" план жизни, идти наиболее краткой и верной дорогой к счастью, основываясь на опыте отцов. Но детям часто нужно сделать эти ошибки самим. Только спотыкаясь и ошибаясь, мы учимся. И. может быть, эти ошибки будут их первым по-настоящему самостоятельным действием. Очень многие детско-родительские конфликты идут отсюда.

Кстати, гнетущее убеждение "Я должен быть в жизни успешым" молодого человека из примера выше, как оказалось, было жизненным напутствием его матери, которое он раз за разом слышал в детстве. Когда мы стали работать в терапии не над тем, что он, как ему казалось, должен, а над тем, чего же он хочет, состояние его начало улучшаться. 

Мы все, во многом, живем в обществе победившей внешней мотивации. Многие люди всю жизни бегут, как белки в колесе, за тем, что "должны". За тем, что "надо". В дестве для счастья было достаточно простой игрушки. Становясь старше и вырастая, с тобой вместе вырастают потребности этой внешней мотивации. Должен достичь положения, должна выйти замуж, надо обязательно купить машину и обязательно, вот, именно определенной марки. Ты должна/должен приобрести реальную профессию, а не витать в облаках (многие творческие люди в этих словах могут узнать жизненные напутствия своих родителей)) ). Все эти "надо" и "должен" можно перечислять бесконечно - по сути, именно на них, во многом, и построена вся современная рекламная индустрия, которая обещает людям легкую внешнюю дорогу к счастью. Но когда ты, наконец, делаешь то, что должен, достигаешь того, что надо, можно очень сильно удивиться, что счастья, как такого не наступает... А удивлять и нечему - ведь, когда выполняешь то, что должен, то получаешь чувство выполенного долга. И только. Как герой пьесы "Как я съел собаку", отдав воинский долг Родине и вернувшись домой, в тот дом, в который так мечтал вернуться на протяжении долгих трех лет службы, абсолютно не чувствует себя счастливым, проснувшись, как по армейской команде "подъем!" в 6 утра в первое же утро дома...

По-настоящему счастливыми мы чувствуем себя не при любом достижении. Не любой успех способен нам дать счастье, а лишь только тот, который внутренне ценен именно для нас. Когда мы достигаем тех целей, которые поставили себе сами, находя в них глубокий личностный смысл, а не тех, которые нам навязали извне.

Детские вопросы

  Запомнилась мне цитата одного из героев фильма "Мне не больно". Рассуждая о гармонии в жизни, он сказал: "Главное в этой жизни - найти своих и успокоиться". Есть в этом что-то схожее с уже ставшим избитым названием одной известной книги - "Как перестать беспокоиться и начать жить". Нахождение покоя здесь является одним из основных условий счастья. Мы успокаиваемся, когда получаем ощущение предсказуемости жизни, застрахованности от разнообразных рисков, близости с важными для нас людьми и реализации наших жизненных планов. Для этого мы прикладываем определенные усилия, трудимся над этим и называем это ответственной жизненной позицией.

Но в жизни есть такие данности, которые являются неотъемлемой частью всего человеческого существования. От столкновения с ними человек испытывает неизбежный внутренний конфликт. Их, этих данностей существования, всего четыре. Неизбежность смерти, свобода, одиночество и отсутствие единого для всех смысла жизни. 

Многие и многие расстройства, с которыми люди обращаются на прием к психотерапевту, в конечном счете, связаны со столкновением человека с этими данностями жизни. Универсального способа найти гармонию с ними не существует, каждый человек может найти ее только сам. Но, взрослый человек, зачастую, настолько отвлечен на повседневную суету внешнего мира, что совершенно перестает заглядывать в мир внутренний. Как ни странно, дети в этом плане гораздо более чувствительны, осознанны и продвинуты.

Есть замечательная книга автора Михаила Дымова под названием "Дети пишут Богу". В ней автор собрал вопросы множества маленьких школьников от 6 до 10 лет, адресованные Богу. Автор просто спрашивал у детей: "О чем бы тыхотел спросить у Бога?", "Что бы ты хотел попросить у Бога?" и "Что бы тыхотел рассказать Богу?". В итоге ему удалось получить более трех тысяч ответов. Совершенно уникальных и поразительных, порой. 

Некоторые из них очень созвучны тем жизненным темам, о которых было написано выше. Возможно, читая мысли детей, взрослые смогут открыть для себя что-то очень важное...

Неизбежность смерти.

Казалось бы, это самая очевидная данность. Мы способны видеть свет и радоваться дню, но, в то же время, понимаем, что однажды этот свет для нас погаснет и жизнь закончится. С этой данностью должно быть достаточно просто смириться. И от факта признания собственной смертности жизнь становится гораздо более насыщенной и полной. Но многие люди, осознанно или неосознанно, что чаще, всячески стараются этого признания избежать. Кто-то уходить во всевозможные невротические страхи, корень большинства из них и есть страх смерти. Кто-то живет, хватаясь за иллюзию собственной исключительности, которая может выражаться примерно как: "Со мной такого просто не может случиться, потому что я...". Дети же, как оказывается, могут  открыто и смело касаться этой неизбежной данности, смотреть на нее прямо, пытаясь найти свой ответ:

Можно мне не умирать, а? Юля, 1 кл. 

Все говорят, что в 2000-м году будет конец света. А что будет потом? Максим, 3 кл.

Как умирает день? По старости?  Лева 3 кл.

Боженька, сколько мне надо жить? Оля, 1 кл.

На Земле столько бед и страданий, чтоб людям не жалко было умирать? Игорь, 4 кл.

Долго ли будет жить моя кошка Пума? Стасик, 2 кл.

Почему люди умирают ни за что? Надя, 3 кл.

Господи, пусть мама будет бессмертной. Роза, 3 кл.

Боженька, пусть я буду жить столько, сколько хочет мама. Вера, 1 кл.

Больше жизни, Господи! Миша, 3 кл.

Свобода.

Обычно, со свободой люди ассоциируют нечто приятное. Но свобода - это еще и отсутствие внешних, заданных кем-то извне, границ окружающего мира. Человеческое общество создает всевозможные законы, призванные внести определенность в наши жизни и снизить тревогу. Но жизнь во многом состоит из неопределенности, и каких-то четких границ и правил, таких, как были в школе, в ней не существует. Кто-то с этой свободной пытается совладать, беря на себя ответственность, а кто-то ее всячески старается избежать, убегая от свободы. Взрослые часто о таких вещах и задумываться не хотят, а дети, оказываются, думают:

Господи, а Ты маму слушал в детстве? Нина, 2 кл.

Почему все люди должны любить Тебя? Игорь, 4 кл.

Почему Ты одним помогаешь, а мне нет? Алик, 2 кл.

Почему в мире существует зло? Лена, 2 кл.

Ты можешь мне дать удачу и надувную лодку? Арвид, 3 кл.

Почему у меня все-все дела плохи? Юра, 2 кл.

Я без вредных привычек. Что мне светит? Роберт, 4 кл.

Превратил бы Ты меня в автомат.Ничего не делать, только получатьденьги. Федя, 2 кл.

Позаботься о моем будущем. Пожалуйста. Шурик, 3 кл.

Сделай так, что когда я балуюсь, пусть меня не ругают, ведь я балуюсьсебе в удовольствие. Саша, 4 кл.

Одиночество.

Здесь имеется в виду фундаментальное чувство одиночества, характерное для каждого из нас. Наши контакты могут быть разнообразны, наш круг общения может быть и широк, и глубок, но мы все равно обречены переживать одиночество, как отделенность своего "Я" от других. Важно принять это как данность, иначе внутренний конфликт может породить множество проблем. Как, например, многие люди вступают в браки не с целью создать гармонию в отношениях, а просто спасаясь от одиночества.

Пусть на Земле никто никогда не плачет. Ася, 1 кл.

Пусть меня полюбит та, кто мне нравится, а я за это на ней надолгоженюсь. Вася, 2 кл.

Сделай, чтоб мама и папа помирились. Боженька, помоги, я курить брошу. Юра, 3 кл.

Отпусти меня на час в детство, там живет Катя из нашего садика. Артем, 1 кл.

Спасай людей не от грехов, а от одиночества. Сергей, 3 кл.

Почему люди женятся и выходят замуж, если мы все братья и сестры? Сандра,4 кл.

Почему мир без нежности? Лена, 1 кл.

Почему со мной никто не дружит? Антон, 4 кл.

Я родился, глянул, а мир уже такой злой, жестокий. Андрей, 4 кл.

Смысл существования.

Ницше сказал: "Тот, кто имеет зачем жить, может вынести любое как". Смысл наполняет всю человеческую жизнь. Но какого-то заданного смысла в жизни нет. Задача каждого - найти свой собственный. И это тоже определенный труд. Многие себе его не дают, продолжая существовать рефлекторно, когда жизнь делается пустой и бессмысленной. Возможно, размышления детей на эту тему, помогут начать свой поиск:

Кто я на свете? Боря, 1 кл.

Сколько верующих среди верующих? Зоя, 4 кл.

Может ли хватить детства на всю жизнь? Марк, 1 кл.

Помоги мне, пожауйста, хорошо учиться в школе всю жизнь. Верочка, 1 кл.

Прошу Тебя, Боженька, сделай так, чтоб мама никогда не ела таблетки. Люся, 3 кл.

Пусть на Земле никто никогда не плачет. Ася, 1 кл.

Чтобы я хотел попросить у Тебя? Да Ты сам все знаешь. Алик, 4 кл.

Устрой мне жизнь долгую и смешную. Ольга, 2 кл.

Открой нам нас. Вова, 4 кл.

Подари мне жизнь. Стасик, 1 кл.

Хочу, чтоб в молодости я жила хорошо и счастливо, а в старости можнотолько счастливо. Вера, 3 кл.

Готовых ответов на все эти вопросы, которые задает сама жизнь, нет. Возможно, активный осознанный поиск ответов и есть лучший ответ.

Разве счастье положено не всем людям? Аракдий, 3 кл. 

Почему, когда любишь, все нравится, даже яичница? Степа, 2 кл.

Выбор и плата

Свобода выбора - это что-то, что и радует, и страшит одновременно. Выбор у человека есть всегда и в любой ситуации, с той лишь разницей, что во многих ситуациях человек этот выбор не осознает. Ну, или не хочет осознавать.

Ведь, свобода выбора всегда предполагает еще и ответственность. А ответственность страшит и иногда является просто невыносимой. Поэтому многие выборы в жизни делаются в пользу избегания, нежели в пользу достижения. 

К примеру, человек большое количество времени проводит в депрессии по поводу собственной несостоятельности в карьере, собственной неуспешности. Фактически, находясь в депрессии, он может почувствовать себя важным, занчимым, в каком-то смысле "упиваясь" своим страданием. Его уныние - своеобразный способ пожалеть самого себя. Ведь, все мы, в тот или иной момент своей жизни можем нуждаться в жалости и сострадании. Если рассуждать логически, чтобы из депрессии выйти, этому человеку нужно просто начать делать конкретные шаги в жизни, ведущие к социальному успеху. И тогда, очевидно, депрессия и хандра должны пройти. Но, чем выше ты взбираешься по социальной лестнице, тем значительней вырастают требования к тебе окружающих. И тем меньше начинают тебя жалеть. Сильных вообще не особо жалеют, а зачастую, наоборот, стараются задвинуть назад - чего это высунулся?!! А потребность в жалости и сочувствии у этого человека остается. И, таким образом, человек, иногда сам того не осознавая, не делает выбор в пользу успеха, не выдерживая этого давления и ответственности. Платой же за этот "невыбор" является его депрессия и уныние.

Платить приходится всегда и за каждый выбор. Не помню, кто сказал, но сказано очень точно: "Тому, кто в жизни не хочет за что-то платить, приходится расплачиваться".

Создавать определенные отношения или не создавать? Быть счастливым и успешным или продолжать пребывать в самосожалениях? Расставаться или не расставаться? Жертвовать личной жизнью ради бизнеса или поступать наоборот? Вся наша жизнь наполнена подобными выборами, и за каждый из них мы чем-то платим. И хорошо, когда осознаем, что платим. Потому что осознанность рождает свободу.

В качестве примера такого осознания просится еще один клиентский случай. Молодой мужчина, живущий с убеждением, что для того, чтобы успешно знакомиться с девушками и их привлекать, ему нужно приобрести автомобиль определенной марки. Собственно, когда приобрету, тогда и начнет получаться с девушками. А сейчас - никак, уже пробовал неоднократно. Простое осознание, что это он сам, лично сделал такой выбор - уйти в зарабатывание, чтобы не знакомиться и не строить отношения, - уже многое сделало. Вначале очень сильно злился: "Как это так - я сам это выбираю??!! Я же и мучаюсь из-за этого, с этим на прием и пришел!!". Так часто бывает, злость от столкновения с трудной правдой. Потом, со временем, принятие, осознание. Потом становится уже полегче, потому что раз я сам это делаю в своей жизни, я же сам могу это и изменить. Потом выясняется интересный факт, что развитию отношений с девушками мешает в большей степени не отсутствие определенного автомобиля, а властная мама, которая каждый раз критикует его очередную пассию.. А, осознав все это, можно и выбор  в пользу чего-то более приятного и успешного в жизни сделать. Разумеется, заплатив за это выстраиванием новой системы отношений с мамой.

Как говорил подполковник Слейд из фильма "Запах женщины": "В жизни можно принять решение сделать что-то, можно принять решение не делать чего-то. А можно вообще не принимать никакого решения... Третий путь - самый худший". Я еще с отрочества, когда впервые увидел этот фильм, все думал, а почему же самый худший - именно третий выбор?? А это именно так. Не делать никакого выбора - это тоже вполне конкретный и жизнеспособный выбор. Многие и многие люди именно его в жизни чаще всего и делают. 

А потом понял. Он самый худший, потому что плата за него самая высокая. Это и есть тот самый случай, когда приходится расплачиваться. Когда вы делаете любой из выборов, вы платите за него чем-то. Когда вы не делаете никакого выбора, вы все равно платите, но намного, намного больше. Депрессия, уныние, падение духом, снижение самооценки, сожаление о несделанном - это и есть та самая высокая плата. Расплата, по сути.  Проще говоря, когда берешь на себя ответственность за любой свой осознанный выбор, достаешь деньги из кошелька и платишь. Иногда жалко, иногда сумма кажется слегка или не слегка завышенной. Но все равно платишь сам. А когда не делаешь выбор, деньги у тебя из кошелька жизнь вытаскивает сама. И в гораздо большую сумму. А это уже крайне неприятно обнаружить. 

Жизнь других

                                       Не печалься, что люди не знают тебя,

                                       а печалься, что ты не знаешь людей.

                                                        Конфуций 

В раннем детстве ребенок, зачастую, живет с ощущением себя как центра своего маленького мира. Все события окружающей жизни в его восприятии закручиваются вокруг него же самого. Лежишь ты в своей уютной и защищенной кроватке, и, стоит тебе заплакать, вскорости появляется кото-то из больших людей ( да что там, кто-то, мама чаще всего) и будет о тебе заботиться - развлекать, перекладывать поудобней, кормить, активно принимать участие в твоей жизни. И ты постепенно привыкаешь к малоосознаваемой данности - все это, как-будто, происходит по твоему запросу к окружающему миру. Маленьким ты кажешься себе этаким центром вселенной.

Но потом приходит чуть более старший возраст, когда ты отправляешься в некий коллектив. Чаще всего, это будет детский сад. Или, чуть позже, школа. И там тебе вплотную соприкоснуться с суровой данностью жизни. Оказывается, ты не единственный центр в этой вселенной. Таких центров много, и каждый из них приходит в контакт с таким же ожиданием от мира, что все в нем происходит по его желанию. Довольно очевидно, что скоро такие центры вселенной, собранные вместе, вступят в конфликт интересов. Конфликт совершенно нормальный и естественный, назначение которого состоит в том, чтобы подготовить человека к жизни в большом социуме, в большом мире других людей. Каждый человек проходит через этот период жизни по-своему и со своими результатами, которые часто накладывают отпечаток на все его последующие отношения с людьми в будущем. Это не хорошо и не плохо. Это просто так, как есть. У каждого в неповторимом сочетании.

Когда человек взрослеет, многое из его десткого опыта забывается и кажется ему уже совсем не таким важным. Но то отношение, которое зародилось в детстве к этим самым другим людям, зачастую остается тем же самым.И, порою, многие терзания и проблемы связаны у человека именно с определенными другими

У кого-то эти проблемы заключаются в беспрестанном фоновом беспокойстве о том, насколько ты сам интересен другим людям, насколько заслуживаешь их внимания, насколько хорош, насколько ценен и т. д. У кого-то же, наоборот, общение с другим может неприятие, раздражение и или даже злость. Особенно тяжело, когда такое неприятие у тебя вызывает кто-то из родных или близких. Многие и избавиться от этого неприятия не могут, и вину за это свое неприятие постоянно чувствуют. Существует множество всяких способов работать с такими симптомами у себя. Наверняка, целая масса разной степени сложности психологических техник и методов. Мне же в голову сейчас приходит один простой - посмотреть на свое изначальное намерение, когда ты в контакте с другим. Может быть, вместо того, чтобы постоянно оценивать себя на предмет того, насколько ты интересен другому, живо и искренне позволить самому себе заинтересоваться им. Ну, просто потому что человек в очень и очень многих жизненных примерах оказывается намного глубже, интересней, многограннее, чем то, каким он предстает в привычном его восприятии. 

В экзистенциальной терапии есть один метод, который меня одновременно и удивил, и порадовал. Он заключается в том, что клиента просят составить некий архив памяти поколений, обращаясь к какому-то из своих родственников или близких знакомых. В одном из вариантов это выглядит как съемка документального фильма или написание документальной хроники истории жизни этого человека. Что-то, что внешне может выглядеть, как документальный фильм об истории жизни матери режиссера Павла Лунгина "Подстрочник". Он состоит из простого рассказа пожилой женщины о своей жизни и том времени вообще, заснятом на кинокамеру. Люди, с которыми идет работа клиентов в этом задании, во многих случаях пожилые. Те, с которыми у членов их семей и возникают всевозможные проблемы и трения. И если клиент решается на такой эксперимент - расспросить своего родственника или близкого о его жизни, узнать истоию его жизни, случаются удивительные вещи..

Мужчина, приехав навестить семью своего брата, начинает живо интересоваться историей жизни бабушки, которая живет вместе с этой семьей. В ее случае, можно даже сказать, что доживает, потому что она болеет рядом серьезных заболеваний и чувстует себя довольно неважно. Всемье этой ей особенно никто не интересуется, контакты происходят изредка и по каким-то совершенно формальным поводам. Общение с этим мужчиной, ее дальним родственником, становится для нее своего рода отдушиной, поводом почувствовать себя более активной и, хоть для кого-то, значимой и ценной.За несколько недель пребывания этого человека в семье брата бабушка начинает чувствовать себя гораздо лучше, симптоматика ее болезней сходит почти на нет.

Молодой человек, приезжающий в большой город с периферии погостить у своей дальней родственницы. Она живет в одном доме с мужем, детьми и своей пожилой матерью. Мать, с ее слов, стала в последнее время человеком совершенно невозможным. Память и ориентация в пространстве и времени ее ухудшились настолько, что порою она не может себя сама самостоятельно обслужить. Дочь даже боится теперь отсавлять ее дома одну, так как уже несколько раз мать забывала выключить газ и т. п. Дочь все больше помышляет о психиатрическом интернате для матери. Молодой человек начинает вести с этой пожилой женщиной беседы под запись об истории ее жизни в рамках задания. И постепенно оказывается, что женщина эта вполне здорова, осознанна, память ее свежа, внимание остро, а эмоции живы. В те моменты, когда она рассказывает историю своей жизни, она как-будто заново расцветает. Молодой человек еще несколько раз в последующие годы приезжает в этот дом и ведет с пожилой женщиной беседы. И каждый раз, приезжая, он слышит от дочери рассказы о недееспособности матери. И каждый раз, общаясь, с самой матерью, он видит живого и осознанного человека. В дальнейшем, он прекращает свои визиты в этот дом, а позже узнает, что дочь-таки отдала мать в психиатрический интернат, в котором та, спустя считанные месяцы и скончалась.

Девушка, клиент, получившая такое задание в рамках экзистенциальной терапии, решает расспросить об истории жизни свою свекровь. Наладив съемку камерой и вознамерившись снять полноценный документальный фильм. Вначале свекровь сопротивляется, но, посмотрев "Подстрочник" и поняв идею, идет навстречу. По мере того, как они углубляются в изучение истории ее жизни, девушка замечает, как налаживаются их отношения в быту. Исчезают постепенно все те неприятные мелочи в отношениях свекрови и невестки, о которых сложено так много анекдотов.

Можно привести еще множество подобных интересных историй. Иногда их герои восстанавливают значительную часть своего генеалогического древа. Вряд ли, это основная цель. Главным здесь может являться то, что мы начинаем совершенно по-иному относиться к другому, когда начинаем интересоваться им хотя бы чуть глубже, чем это зачастую принято в нашем обществе.Когда мы заинтересовываемся человеком, мы сами становимся человеку интересны. Когда мы пытаемся кого-то понять более глубоко, мы освобождаемся от раздражения и мелких претензий. Когда мы узнаем жизнь других, другие начинают узнавать нас. Просто потому, что когда человек чувствует интерес к себе и своей жизни, он ощущает себя нужным. Он ощущает себя ценным. Он ощущает себя, хоть для кого-то, но значимым. А это очень многого стоит - чувствовать себя нужным. Это придает жизни смысл. А когда есть ощущение смысла своей жизни, многие мелкие проблемы просто отходят на второй план.

И. возможно, в ситуации самого разного разного рода конфликтов с другими, хорошим решением было бы с интересом и глубиной взглянуть на их жизнь. Жизнь других.

Никто не исключен

Расставание - это такая же неотъемлемая часть отношений, как и встреча. Солнце закатывается за горизонт к вечеру и уступает место ночи. Родители с утра уходят на работу и оставляют ребенка одного дома. Возлюбленные так же не могут быть соединенными все время, не могут слиться и вынуждены расставаться на какое-то время, чтобы отпустить друг друга жить своей повседневной жизнью, ожидая новой встречи. Но иногда расставание значит что-то большее. Так или иначе, каждому из нас в жизни приходится сталкиваться с тем, что расходятся пути с людьми, которые играли в жизни большую роль, много значили. Будь это разрыв между мужчиной и женщиной или же прекращение отношений между друзьями. Мы бессильны заставить других нас любить, испытывать приязнь, уважение или тепло.  И часто чувства меняются, близкие нам люди совершают какие-то казавшиеся для них немыслимыми поступки, которые вносят раздор или делают дальнейшее общение невозможным.

И случается так, что люди расстаются. Самое простое, что делает человек в такой ситуации - полностью рвет с прошлым. Запрещает себе думать о потерянном друге или любимом человеке, исключает его из своей жизни целиком и полностью. Не дает ему места в своей памяти, в своей духовной жизни до такой степени, что живет так, как-будто этого потерянного близкого человека больше нет, как-будто он умер, ушел из жизни в буквальном смысле. Человек надеется таким образом сделать свою жизнь проще и легче. Что-то вроде: "С глаз долой и с сердца вон". На какое-то время это срабатывает, но психика наша устроена так, что запретный плод безусловно сладок. Тот, о ком нам думать ни при каких обстоятельствах нельзя, подспудно начинает занимать в наших мыслях все больше и больше места. Старась не думать, мы думаем все больше и больше. И, в конечном счете, такая жесткая позиция в отношении своей памяти, своих былых чувств, своей личной истории может обернуться тягостным навязчивым состоянием. Частью наших эмоций мы всегда будем находиться где-то в прошлом, в чем-то незавершенном. Будем, время от времени, вести эти бесконечные внутренние диалоги, мешающие уснуть по ночам. И не сможем быть цельными в новых отношениях. Потому что, когда ты все больше и больше в прошлом, гораздо меньше тебя остается для настоящего.

В семейных расстановках есть один важный принцип. Принцип принадлежности. Смысл его сводится к тому, что в семейной, да и любой другой целостной системе, каждый отдельный ее участник хочет чувствовать свою сопричастность, принадлежность к этой системе. Это ощущение дает ему жизненную силу и ощущение защищенности. Может быть, это не так остро ощущается где-нибудь в Индии, где даже если члена семейной системы исключили из нее ( в буквальном смысле, изгнали), всегда есть возможность выжить в теплом климате и покушать падающих в твои руки свежих бананов:-) А если представить, что тебя исключили из системы, скажем, под Красноярском? Становится уже гораздо более тревожно. И все мы несем на бессознательном уровне в себе эту память рода. Память в виде ощущения того, как плохо оказаться исключенным.  В расстановке часто основное положительное действие - дать исключенному свое место в родовой системе. Хотя бы на уровне расстанвленных в пространстве фигур. И тогда внутри человека, который на это смотрит, для которого эта расстановка делается, тоже происходит какое-то принятие. И ему становится лучше.

По сути, заголовок этой статьи - цитата из Берта Хеллингера. Когда мы откзываемся от радикальной позиции полностью исключать кого-либо или что-либо из нашей жизни, мы становимся более цельными, более сильными. Мы можем не видеться с человеком, прервать с ним всякие контакты - люди иногда делают такие вещи, поступают с нами так, что такой выход оказывается единственным. Слишком уж много лжи и неискренности в отношениях у иных людей. Но, прерывая с ним формальную связь, мы все равно даем ему какое-то место в нашей душе. Как для кого-то, кто был важен, кто сыграл свою роль, кто просто был. И тогда, принимая и этот опыт, который, возможно, завершился не совсем так, как мы хотели, оставив шлейф недосказанности, принимая и его с благодарностью, мы обретаем внутреннюю цельность. И освобождаемся от чего-то тягостного. И можем жить. И двигаться навстречу. И рисковать открыться кому-то или чему-то новому. Потому что это один из немногих действительно оправданных рисков.

Но иногда нам все равно важно чувствовать, что есть что-то большее, что может нас поддержать. Что-то большее, чем разумные доводы о том, что жизнь продолжается, что люди расстаются и это нормально, что каждый может найти в себе силы продолжать строить свою новую жизнь, новое счастье. Не хотелось бы это нечто большее описывать рационально. Лучше приведу полюбившуюся мне цитату из большого интервью Микки Рурка 2009 года:

Я понимаю собак гораздо лучше, чем людей. Когда отец Локи (чихуахуа Рурка) умер, я был вне себя, я был в отчаянии. Я позвонил Отцу Питеру в Нью-Йорк, и он сказал: «Всех, кого ты любишь с такой силой, ты обязательно увидишь снова». И это было как раз то, что я хотел услышать.