Страничка практикующего психотерапевта

Психологическая помощь в Краснодаре

Лечение тревожных и депрессивных расстройств

Личные и семейные проблемы

Неврозы и психосоматические расстройства

Кризисные и стрессовые состояния

Психотерапевт Павел Еремеев

Наука жизни

опыт достижения успеха

Цитаты с терапевтической группы А.Е. Алексейчика в Киеве

Просмотров: 2190Комментарии: 0
Избавляемся от симптомовНаука жизни

Есть мысли, которые можно выкладывать выдержками, прямыми цитатами, и они будут терапевтичными, целебными сами по себе. к таким относятся мысли юнгианца Самуэлза из его семинара "Тень профессии". Такими же являются цитаты, истории и анекдоты, которые так щедро, к месту, осмысленно и в блестящей манере использует Александр Ефимович Алексейчик, современный мэтр экзистенциальной психотерапии, на группе которого мне посчастливилось побывать в начале ноября 2012 года. Захотелось их запечатлеть в виде заметки. Так, чтобы для себя, и, возможно, еще для кого-то, кому они покажутся небезынтересными...

Вот, запомнившиеся мне цитаты или, как он их сам называет, образы:

"Когда у вас есть собака, вы идете не в дом, а домой"

О лечении невротиков: "Он лечится, и ему все лучше и лучше, все лучше и лучше... И вот так тридцать лет!"

"Лучше быть первым, чем лучшим"

"Единственная область, где клиент всегда неправ, - это психиатрия"

"Депрессия - это грусть не на пользу"

"Лучше быть благодарным, чем умным"

"Когда я боюсь только Бога, чего мне бояться начальника?"

"Доктор, я Вам бесконечно благодарен!! В пределах разумного..."

"Каждый трехлетний ребенок - гений. Каждый четырнадцатилетний мальчик - негодяй"

"Все дети врут: говорят, что любят родителей. А, на самом деле, любят мороженое"

"Такой умный, что даже дурак..."

"Есть врач от Бога. Есть врач с Богом. А есть врач - не дай Бог!!"

"Нет неизлечимых болезней, есть неизлечимые больные"

"Одна половина попавших в ад людей оказались там, потому что сказали дьяволу да. А другая - потому что не смогли сказать нет"

"Пациент нуждается в уходе врача. И чем врач уходит дальше, тем лучше"

"Можно так попросить прощения, что вам не смогут отказать"

Женщина сетует: "Я сына родила, выкормила, вырастила, женила, развела... Ну что еще от меня хотят??!"

"Когда смерть близка, жизни можно не бояться"

Нести тяжелое за других

Просмотров: 1156Комментарии: 0
Наука жизниИзбавляемся от симптомов

Чувство вины, порой, способно играть с человеком довольно злую шутку. Мучающийся виной человек иногда склонен не искать способы вину искупить раз и навсегда, но, напротив, культивировать, продлять и взращивать в себе вину, усиливая ее, тем самым, многократно.

Обучаясь на группе у Александра Ефимовича Алексейчика, одного из основоположников восточно-европейской ветви практической экзистенциальной психотерапии, довелось видеть интересное явление. На сам семинар собралось довольно много людей, более ста человек. Но психотерапия в группе была возможна только лишь для двадцати. Не более этого числа, всем остальным доводилось быть наблюдателями происходящего за кругом. Было предложено вызваться двадцати людям. И, что удивительно, сразу активное желание поучаствовать выразили 19 человек - число, почти равное требовавшемуся. У ведущих группы - самого доктора Алексейчика и его ассистентов, оставалось право заменить каких-то участников на других. Тех, для кого, по их опыту общения со всеми участниками семинара ( а на семинар собрались люди уже до этого проходившие группы экзистенциальной терапии) участие именно в этой группе было важнее. Участникам группы был оставлен выбор: кто сам, добровольно может уступить место нескольких людям, оставшимся за кругом, впустив их в группу и уйдя самим. Несколько человек уступили места, нашли это для себя возможным.

Но те, кто сели в группу, вместо того, чтобы работать в ней над своими реальными жизненными проблемами, активно в группе участвуя, начали говорить о своей вине перед уступившими. Несколько человек продолжали снова и снова жаловаться на то, что их не оставляет беспокойство, что они заняли чужое место. При этом, те, кто им эти места уступил, говорили, что чувствуют себя достаточно спокойно и особых претензий не имеют. Наоборот, им хочется скорее, чтобы занявшие их места оправдали свою возможность и получили от группы по максимуму. И какое-то время пришлось потратить на то, чтобы мучавшихся виной в этом убедить.

Было такое ощущение, что люди были готовы взять на себя больше тяжести за тех, других, чем те в реальности несли.

Поскольку, как принято считать, на психотерапевтической группе в людях проявляется то же, что и в жизни, подобные факты можно найти в судьбе многих и многих.

Вот, одна из пациенток, мучающаяся виной по отношению к ушедшей из жизни матери. Недолюбила, не была достаточно хорошей дочерью при жизни, не радовала мать так, как могла бы. И многие и многие еще другие эти "недо"... Но уход из жизни близкого человека всегда оставляет за собой шлейф незавершенности. Всегда остаются те слова, которые мы не успели сказать. Те, поступки и действия, которые не успели совершить. Те объятия, которые мы не успели позволить... Не существует хорошего и своевременного способа закрыть все незакрытые вопросы. Потеря - это всегда больно. Но и эта боль имеет свои границы. Неслучайно в традиции народа выделены эти дни: девять, сорок, год... Так человек проживает утрату, отпускает, смиряется. Но, вряд ли, какая-то ушедшая из жизни мать порадовалась бы тому, что ее дочь покрыла свою жизни на годы вуалью депрессии.

Вот, молодой парень, который с детства мучается виной перед старшим братом, больным тяжелой болезнью. Брат из-за своего недуга был лишен многих зачастую простых радостей жизни, и младший как-будто переживая какую-то бессознательную солидарность, так же лишает себя радости. Но уже по своей воле. Ему кажется, что он должен жить и за себя, и за старшего брата, и не имеет права на ошибку. Его последовавшие за этим выбором многолетние депрессивные переживания являются бессознательным способом наказать самого себя за то, что родился здоровым. Но реальность заключается в том, что это не его вина. Даже если он умрет, жизнь и судьба его брата не изменится. и когда в процессе терапии он находит в себе мужество признать это, ему постепенно становится легче.

И когда человек берет на себя чужое тяжелое и несет его, это может быть совершенно умозрительным образом. Нечто воображаемое, то, что нельзя увидеть. Но в процессе жизни это часто превращается в какие-то вполне реальные симптомы и хвори. Самонаказание за иллюзорную вину оборачивается конкретным и осязаемым страданием. У некоторых людей даже в процессе этого складывается особый тип характера. Некая безотказность, что ли. Когда человек, скорее, склонен взвалить все сразу на себя, чем разбираться, что мое, а что чужое. Что я могу изменить, а в чем я бессилен. 

Случаи из клиентской практики можно перечислять долго. Но всегда важнее выход из ситуации, чем те пути, по которым в нее люди опадают.

Для меня есть один пример, который является поддерживающим и наглядным. В методе семейной расстановки часто практикуется просить клиента выбрать из числа участников  группы заместителей для своих умерших родственников. Тех, отношения с кем остались незавершенными. Так, что человек переживает тяжелые состояния с мыслями вроде: "Я хотел бы уйти вслед за тобой". И что характерно. Люди. которых ставят в расстановку заместителями умерших, всегда активно протестуют против присутствия рядом своих живых родственников, потомков. Они всегда с чувством, громко и настойчиво говорят, почти прикрикивают что-то вроде: "Живи и этим меня будешь радовать!"; "Твое место не здесь, а в твоей жизни!"; "Я порадуюсь не тогда, когда ты в мыслях все время будешь возвращаться ко мне, а когда обретешь свое счастье в жизни!"

А еще они говорят о неуважении. Им кажется неуважительным, что кто-то берет их жизненные тяжести и пытается понести их за них самих. Они говорят о том, что достаточно сильны, чтобы справиться самим.

Некоторые посмотрят на технику расстановки и скажут: "Мало ли что они там говорят! Как можно им верить!". Но в жизни есть вещи, которые лежат за пределами повседневной бытовой логики, и людская интуиция и способность вчувствоваться в другого - из их числа. И когда эти участники групп говорят так, я им верю.

И тогда получается, что те, кто привычно несут тяжелое за других, не помогают им ничем, а только лишь бегут и прячутся от своей жизни, от своих трудностей и тяжестей, за которые можно было бы и взяться, и в большинстве случаев - давно пора!Важно лишь однажды в этом себе честно признаться и изменить.   

Принять своих родителей

Просмотров: 1360Комментарии: 0
Наука жизниИзбавляемся от симптомов

С каждым новым индивидуальным запросом пациента, с каждой новой групповой работой в методе семейной расстановки приходится снова и снова убеждаться в том, насколько важна роль родителей во всей последующей жизни их ребенка. Разумеется, основная миссия родителей - это создать новую жизнь и впустить ее в этот мир. Но на каждом новом этапе развития и взросления человека фигуры отца и матери имеют очень важное значение. 

Многие люди мечтают, наверное, об идиллических отношениях. Семейная идиллия мужа и жены, идиллия в своей родительской семье, где все гладко, светло и, как это модно сейчас называть в определенных кругах, позитивно... Редко только получается привести конкретный наглядный пример таких идиллических отношений в реальной жизни. Все это больше напоминает ситуации, запечатленные на рекламных плакатах антидепрессантов, щедрой рукой развешанных на стенах кабинетов психиатров. На этих плакатах все счастливы, я бы даже сказал, находятся в эйфории, все улыбаются и смеются - и взрослые и дети. Все радостно куда-то устремляются, и все это счастье кажется таким постоянным, таким непоколебимым, неизменным и даже вечным...

Но, к счастью, все люди живые в своих эмоциях. А живым эмоциям свойственно меняться время от времени. Вообще, изменения - это сама ткань жизни, как говаривал один индийский мистик с университетским образованием. И ни в одной семье нет такой идиллии, а есть много разных, меняющихся ситуаций. Это как корабль, плывущий по волнам океана и застающий прекрасные солнечные дни и штиль на море, но также попадающий в бури и шторма, надеясь на лоцманов неподалеку и ища спасительный маяк. 

И в семейной жизни случаются такие ситуации, из-за которых ребенку бывает тяжело смотреть на своих родителей. Кого-то оставили в раннем возрасте на попечение бабушки с дедушкой, и это оказалось для души тяжелейшей травмой брошенности - такой, что тяжело оказалось верить вновь, что больше не бросят. Кого-то душили в любящих, вроде бы, объятиях с такой силой, что, однажды вырвавшись, хотелось от этих объятий бежать, сломя голову, и больше никогда ничего подобного не видеть и не слышать. Кому-то было тяжело и стыдно смотреть на своего родителя, возвращавшегося домой в таком непотребном состоянии, что хотелось просто зажмуриться и улететь, перенестись в волшебный мир фантазии, в котором твои родители идеальны и прекрасны.  Для кого-то постоянные ссоры между родителями, угрозы разрыва, были настолько невыносимы, что он взвалил на себя роль этакого Примирителя, став неким промежуточным звеном между ними, лишь бы они не расстались. С кем-то родители делали и вовсе плохие вещи, о которых не хочется никому-никому рассказывать, и которых в принципе не должно случаться между родителями и детьми в нормальном мире.

Часто эти и многие другие подобные им ситуации приводят человека к тому, что он чувствует в отношении своих родителей отторжение. Он как бы говорит: "Вы жили и поступали неправильно, я никогда не буду таким/такой как вы. Только не я, и только не сейчас!". И, казалось бы, чего проще - забыли и живем себе дальше, теперь мы самодостаточны и полностью самостоятельны. Вся жизнь - одна только наша сплошная ответственность, мы сами вольны делать и создавать ее по своему усмотрению, не оглядываясь абсолютно ни на кого.

В том, что касается человеческой психики, есть одна интересная закономерность: Больше всего мы зависим и уподобляемся тому, чему особенно яростно сопротивляемся и что самым категоричным образом отрицаем. Начиная с малого - когда человек с начинающимися паническими атаками всячески старается отрицать свой страх, строго-настрого себе его запрещая, и в результате все глубже и глубже погружаясь в его липкие объятия. И кончая чем-то гораздо более серьезным и масштабным - когда, к примеру, расставшаяся с мужчиной женщина всячески способствует тому, чтобы их ребенок отца забыл и никогда больше не вспоминал - уж слишком, по ее мнению, этот отец плох и вреден для ребенка. А потом, каким-то совершенно непостижимым образом, этот ребенок, взрослея, начинает все больше и больше на своего реального отца походить, напоминая ей о нем. 

Если рассуждать глобально и слегка абстрактно, то через родителей к нам приходит жизнь. И, не принимая родителей, мы автоматически не принимаем жизнь. А человеку, который жизнь не принимает, она всегда подкинет какие-то особые трудности. Как бы в качестве живого доказательства. Во множестве и множестве самого разного рода невротических расстройств, жизненных трудностей, неурядиц на личном фронте и даже серьезных телесных заболеваний, часто в основе, краеугольным камнем лежит непринятие своих родителей. Часто это всплывает в семейной расстановке, так же часто это проявляется и в индивидуальной терапии.

Хорошее решение лежит в той области, где человек находит в себе мужество согласиться и принять от родителей то, что они в силах и могут/могли ему дать. И отказаться от того, чего они ему дать не могли. Просто потому что если у человека чего-то нет, он этого дать не может, как бы ни старался, и как бы этого ни хотели от него другие. И при всех возможных сложностях и неурядицах, которые только можно себе представить в отношениях ребенка с родителями, всегда можно сказать своим родителям одно важное и самое главное "Спасибо" - "Спасибо за жизнь"

Мама и как ей найти себя в разных периодах жизни ребенка

Почти в равной степени часто на прием обращаются как родители, чувствующие отторжение со стороны детей по отношению к себе, так и дети, испытывающие сложности в отношениях с родителями и часто желающие выйти из под их, порой, навязчивой опеки.

Отчуждение, непонимание, взаимное неприятие - не самые лучшие и поддерживающие из чувств, наполняющих отношения. И кому-то всегда важно сделать первый шаг навстречу, шаг к примирению и принятию. А еще лучше, когда это движение, эти шаги являются обоюдными.

Но, чтобы что-то сделать, принять какое-то для себя решение, важно понимать осмысленность этого действия. Для чего ты это делаешь? С какой целью? Что хочешь этим изменить?

Для ребенка важно принимать родителя, его заботу, его участие в своей жизни. Но и для родителя так же важно в этих заботе и участии быть своевременным. Мама для любого человека является самой близкой и родной фигурой. Самой значимой и важной. Просто хотя бы потому, что это именно мама рожает ребенка на свет. В этом факте мужчины, как бы они ни старались, оказываются бессильны что-то противопоставить женщинам. Отношения с мамой, особенно в раннем возрасте, определяют базовое доверие ребенка к миру, отношение к близости вообще. Об этом я уже писал отдельно в статьях о прерванном движении любви - http://eremeev.org/page/prervannoe-dvizhenie-ljubvi-chast-pervaja   http://eremeev.org/page/prervannoe-dvizhenie-ljubvi-chast-vtoraja  http://eremeev.org/page/prervannoe-dvizhenie-ljubvi-chast-tretja  Но не менее важно и для самой мамы находить себя в каждом из возрастных периодов жизни и взросления своего ребенка. Потому что взрослея, человек меняется, меняются его потребности и ожидания от жизни, и, независимо от сознательных желаний родителей, меняется роль родителей в его жизни. 

Есть очень хорошая классификация окружающего нас мира на измерения, которую выделила британский экзистенциальный психотерапевт Эмми Ван Дорцен. Так, она выделяет физическое измерение, социальное измерение, личное или психологическое измерение и духовное измерение. Все мы, в той или иной степени, существуем во всех этих четырех измерениях. Хотя, безусловно для некоторых людей одно из этих измерений является основным. Так, например, для человека занятого государственной службой основным часто является социальное измерение. Он в буквальном смысле зачастую на работе проживает жизнь. Для кого-то важнее материальное и физическое измерение - то, насколько комфортно его телу, насколько удовлетворены его базовые потребности. Ну, и так далее.

Любой человек, взрослея, проходит через все эти измерения, как через уровни развития. На  каждом из этих уровней сама жизнь ставит перед человеком важные основные вопросы, задачи. Так, на ранних этапах развития для ребенка очень важен физический комфорт, чувство защищенности, возможность получать ресурсы и развиваться. На этапе личного, психологического ребенку важно чувствовать, как формируется его самоценность, ощущать себя нужным, принимаемым и любимым своими родителями. На социальном этапе ребенок встраивается в общество себе подобных. Взрослея, он понимает важность контактов с окружающими людьми и учится их выстраивать. На духовном этапе человек, повзрослев и формируясь окончательно как личность, ищет важные ценности и смыслы, которые его побуждают для самостоятельного движения по жизни, формируют уникальную этику его собственного жизненного пути. Роль мамы для ребенка так же меняется в зависимости от его взросления и путешествия через эти этапы и измерения.

В раннем возрасте мама во многом важна именно на физическом, материальном уровне. Дать ребенку ощущение тепла, присутствия рядом, безопасности. Накормить, позаботиться, просто быть нежной и ласковой. На личном, психологическом этапе мама важна, как фигура, которая любит ребенка любым. И успешным, и потерпевшим неудачу. В любом случае, он чувствует, что для мамы он важен и ценен. На социальном уровне маме важно отпустить ребенка к отношениям с другими. Близкими и не очень. Там он столкнется и с тем, что почувствует, что это такое - понимать и быть понятым. И, в равной степени, с одиночеством и отвержением. И здесь, сколько мама ни будет о нем заботиться, кормить или держать в объятиях, ребенок сможет решить эти проблемы для себя только в открытом мире. Мама же может поддержать его в этом путешествии. Что-то рассказать, а лучше показать на своем опыте и своим примером. На духовном же уровне мама важна именно как духовная фигура. Как говорила участница одной из групп по экзистенциальной психотерапии, в которой мне довелось принимать участие,: "Мой сын - свободный человек. Он самостоятельно принимает решения, идет по жизни в том или ином направлении. Достигает успеха или допускает ошибки. Все это он делает сам. Но он всегда знает, что я для него - такая тихая гавань, в которую он порой может причалить, чтобы просто иногда даже спросить какого-то мнения или совета. И я принимаю себя такой. Я не стремлюсь его от всего защитить или постоянно опекать. Я не стараюсь его накормить до отвала при каждой встрече. Я не тревожусь по поводу неправильности каких-то его действий или решений. Мне достаточно этой роли некоего духовного лица в его жизни, к которому он порой может обратиться".

В общем-то, многие нарушения в отношениях между мамой и ребенком случаются по той причине, что ребенок растет и переходит с одного этапа развития на другой, а мама, часто, сама тормозит развитие их отношений на предыдущем этапе. Как говорил один мой пациент: "Часто, когда приезжаю к маме, я жду от нее просто какого-то принимающего взгляда, или, может, какой-то жизненной мудрости, стороннего незаинтересованного совета... Для нее же любовь продолжает в том числе заключаться в беспокойстве за то, насколько я накормлен, одет и обут". 

В конечном счете, все заключается в том мужестве, которое способен проявить любой человек, когда идет на изменения в своей жизни. Мужество отказаться от того, время чего уже прошло, и мужество впустить в свою жизнь что-то новое. И тогда, меняясь самой, можно давать меняться и развиваться своему ребенку. И находить себя на каждом этапе его жизни важной и значимой, но каждый раз новой мамой.  

Опора на вину

                     "Страдание своей целью имеет уберечь человека от апатии, от     духовного окоченения", Виктор Франкл

Великое множество существующих на данный момент позитивистских направлений в психологии утверждают, что чувство вины - самое деструктивное из возможных чувств. Оно однозначно разрушает человека, и от него надо всенепременно избавляться. Какие-то направления объявляют любое чувство вины иррациональным и предлагают различные "техники", чтобы его в себе уничтожить. Какие-то идут по пути рационального объяснения и убеждения человека в том, что он в принципе не может быть ни в чем виноватым. Отдельное место тут занимают различные слегка оторванные, на мой взгляд, от жизни рассуждения о том, что человек "виноват перед собой", и ему надо "простить себя", чтобы жить дальше.

Хотя, в реальной человеческой жизни чувство вины всегда следует за какими-то событиями и связано с определенными людьми во внешнем мире. если человек и чувствует себя виноватым, то именно перед кем-то. Очень вероятно, что это далеко не единственный случай, когда разные теоретические концепции расходятся с реалиями повседневной жизни.

В то же время, правдой является и то, что иных людей на чувстве вины просто взращивают. Множество случаев, когда родители используют чувство вины ребенка в качестве основного инструмента для манипуляции им и называют это воспитанием. Чего стоит одна только фраза "Таким я тебя не люблю", сказанная в адрес ребенка. Которая, по основной идее родителя, должна бы побудить его меняться и становиться таким, каким этот родитель ребенка любить готов. Но, в большинстве случаев, основным эффектом такого воспитания будет некое безусловное чувство собственной отвергнутости и ненужности, вины перед родителями, ощущение неоправданных вощложенных надежд, которое будет преследовать такого человека в последующей жизни. И для такого человека важно именно осознание того, что он не виноват. И работа в терапии идет именно с этим.

Совсем недавно довелось участвовать в терапевтической группе по экзистенциальной психотерапии, основной темой которой, как раз, являлось чувство вины. и сразу в глаза бросилось кардинальное отличие экзистенциального подхода в этом вопросе. Вместо того, чтобы "спасать" человека от вины, на группе шла работа по его принятию и осознанию того, чем же чувство вины в человеческой жизни может быть полезно. 

На первый взгляд, конечно же, ничем - одни сплошные мучения, которые парализуют волю и блокируют стимулы к любой жизненной активности. Но, при более вдумчивом рассмотрении, оказывается, что парализует именно та вина, которая не принята и отрицается. Именно той виной поистине мучается человек, от которой так навязчиво хочет избавиться и освободиться. Даже забыть ту жизненную ситуацию, которая вину вызвала, как страшный сон. В общем-то, это широко известная динамика нашей внутренней жизни - мы больше всего становимся зависимы именно от того в себе, от чего хотим избавиться и с чем в себе боремся. Все то, с чем мы в себе боремся, приобретает характер сверхценности.

Тут же на ум приходит история одного психотерапевта, работающего в экзистенциальном направлении. Он как-то рассказал. что очень часто к нему приходят молодые люди с просьбой избавить их от такого мешающего и осложняющего жизнь явления, как застенчивость. Но, вместо того, чтобы сразу принимать на веру, что застенчивость - это что-то однозначно плохое и отравляющее жизнь клиенту, он работал с ними над прояснением возможных причин этой застенчивости и тех смыслов, которые она в жизни этих молодых людей несла. И зачастую оказывалось, что застенчивость у этих людей была чуть ли не единственным хорошим и светлым, что в их жизни оставалось. Чем-то, что препятствовало окончательному нравственному падению. А человек приходил с первоначальным запросом избавиться от нее. Впрочем, каждый в жизни делает тот выбор, который ему по душе и устраивает. Другой вопрос, что люди склонны чаще делать выбор в пользу того, что легко, а не трудно. Но не всегда то, что трудно - это плохо. И не всегда то, что легко - хорошо.

Примерно такой же подход и предлагалось применить к собственному чувству вины на этой группе. Вместо того, чтобы стремиться провести хирургическую операцию по его удалению, попробовать на этой чувство, в буквальном смысле, опереться. Что хорошего оно в себе несет? Что позволяет делать? каким позволяет быть? Или, наоборот, не быть? 

И оказывалось, что когда человек принимал разумную часть этой вины, как нечто естественное, у него открывался огромный потенциал к действию. Осознанная и принятая вина подталкивала в будущем в жизни делать какие-то новые выборы, развиваться и просто становиться лучше. Есть, к примеру, в русском языке такое понятие, как "малодушие". В какой-то важной, значимой ситуации в жизни смалодушничал человек - не делал, когда мог делать, не помог, когда мог помочь, не обратил внимание, когда мог обратить и т. д. Ориентир при этом, разумеется, - некое внутреннее интуитивное чувство самого такого человека. Он сам в глубине души знает, что для него в определенной ситуации в жизни было малодушием, а что - просто нормальной здоровой "толстокожестью". И если этот человек от такого чувства вины начнет избавляться, для него это будет просто симптоматической терапией - зуб болит, а лечат не сам зуб, а просто снимают зубную боль.

Но, вот, когда этот человек эту вину принимает, позволяет ее себе чувствовать, интегрирует ее в своей душе, это становится для него опорой. Опорой внутренней, которая позволит ему в будущем в подобных ситуациях поступать так, как побуждает его некое внутреннее интуитивное чувство, а не какие-то внешние рамки и правила. И тогда чувство вины из мучительного и терзающего превращается в поддерживающее и меняющее в лучшую сторону.

 

Крымск, главное впечатление

Был в Крымске весь понедельник. Позвали по линии ППЛ принять участие в психологической помощи пострадавшим.

Самое худшее, что сейчас можно сделать, - заняться индукцией паники и других тяжелых эмоций, распространяя свои субъективные впечатления о масштабах трагедии, количестве пострадавших и т. д. Хотя, тяжелого много.

Работа - она и есть работа, писать о деталях и нюансах бессмысленно. Единственное, жаль, что МЧС не пустило оказать помощь родственникам погибших, которые сейчас находятся на территории морга и местной больницы. Сослались на законодательство, по которому на этих объектах помощь могут оказывать только психологи МЧС. Надеюсь, что причина отказа именно в законодательстве и есть.

Что поразило, так это какое-то огромное количество людей, приехавших просто помочь крымчанам. Не психологов, не чиновников и депутатов, а именно граждан, проявивших самостоятельную инициативу. Молодые и не очень, студенты и вполне состоявшиеся и узнаваемые личности. Кто-то привозил необходимые продукты питания, кто-то одежду и обувь (резиновые сапоги здесь сейчас на вес золота, учитывая подтопленные все еще дворы домовладений), кто-то решил выступить волонтером в помощи в разгребании завалов и разрушений. Вот, вчера даже какие-то ребята-кришнаиты организовали полевую вегетарианскую кухню возле местного кинотеатра и кормили людей бесплатно. Причем, не только самих пострадавших, но и активно зазывали на обеды и социальных работников, которые в поте лица трудились над регистрацией заявлений пострадавших людей. "Поешьте у нас, мы готовили с любовью" - мне так эта фраза понравилась!!:-))) Огромное количество сочувственных и неравнодушных людей. Которых никто насильно сюда не тянул, кроме их морально-нравственного стержня. В ночь с субботы на воскресенье уже в твиттере и других социальных сетях люди начали самоорганизовываться и создавать группы сбора необходимых вещей и продуктов и организовывать рейсы на личном автотранспорте. Крымчане, кстати, даже не как-то не особо поначалу в это верили - что о них думают, заботятся и беспокоятся не только в Краснодаре, но и в гораздо более отдаленных городах России. Им очень приятно, это могу сказать точно - так что вся активность не зря, это видно по благодарным и теплеющим взглядам людей, с которыми удалось пообщаться. По большому счету, это и есть суть лидерства - способность помочь и откликнуться, думая о других больше, чем о себе. Наверное, такие лидеры и нужны обществу - сильные, сочувственные, неравнодушные и решительные. Гораздо более решительные порой чем те, кто несет формальную ответственность.

Есть такая гипотеза, что одновременно с предками современного человека на Земле жили и неандертальцы. И неандертальцы предков людей превосходили по всем физическим показателям. Этот вид просто обязан был вытеснить наш с жизненной территории. Но у предков людей было одно небольшое, но оказавшееся существенным отличие. Судя по раскопкам, наши предки делали простейшие хирургические операции для своих сородичей, хоронили умерших. То есть, заботились о ближнем. Неандертальцы же этого не делали. И некоторые исследователи полагают, что именно эта забота и взаимопомощь и помогла человеческому роду выжить. Хочется надеяться, что если помогла тогда, поможет и сейчас. А еще, уезжая из города, увидел в кузове машины, вывозившей вещи, вот такого чудесного зайца. Эта деталь показалась такой трогательной среди всех разрушений, что решил даже фото разместить)

Родительский диктат

               В одно из воскресений я решил лечь спать намного раньше обычного, еще затемно - хотелось получше выспаться перед началом новой недели. И поздним вечером меня разбудил неожиданный звонок. Обычно в такое время не звонят, чтобы записаться на консультацию, да еще в вечер самого последнего дня недели. В таких звонках много душевного порыва, может, даже какого-то отчания. Молодой  мужской голос с легким кавказским акцентом спросил врача психотерапевта, назвав мое имя. Убедившись, что попал по адресу, молодой челдовек спросил меня, можно ли обратиться ко мне за советом по телефону? Честно признаться, я лично считаю раздачу конкретных советов, да еще и по телефону, не видя и не зная человека, делом крайне неблагодарным. В этом плане гораздо больше пользы приносят разговоры в письмах, которые мне пишут иногда люди из других городов. На них я стараюсь ответить всегда. Но здесь, в этой ситуации, я как-то сразу почувствовал, что хоть что-то, но ответить стоит, важно... И молодой человек в двух словах, с различимым волнением в голосе объяснил свою ситуацию: "Есть девушка... И я понимаю, отдаю себе сейчас отчет, что действительно люблю ее и хочу быть с ней. Но мои родители... Они категорически против. И мне дан один год, чтобы разобраться с этой ситуацией. И я хочу спросить ваше мнение, как мне лучше поступить? Какой выбор сделать?"  Даже не проснувшись еще окончательно, я успел опешить от вопроса. Есть девушка - ну, конечно! Что же еще могло быть, что заставило молодого мужчину обращаться к психотерапевту... И как же непросто объяснить в двух словах, что нет старой потрепанной увесистой книги мудростей, открыв которую на определенной странице, я мог бы отыскать стопроцентно верное решение именно для этой жизненной ситуации?! И я ответил первое, что пришло в голову в тот момент: "Примите то решение, с последствиями которого вам будет легче жить всю оставшуюся жизнь". Он ответил мне "спасибо" и мы попрощались... В общем-то, этот текст есть попытка ответить на этот вопрос более широко и полно - уж как-то запал мне в душу этот вопрос и те обстоятельства, при которых он был задан.

Наверное, тема детско-родительских отношений настолько тонкая и неоднозначная, что в ней не может быть очень уж много безапеляционных и незыблемых правил. Однозначных утверждений. Вот, и я позволю себе не столько утверждать что-то, сколько просто задаваться вопросами, ответить на которые каждый волен своим способом.

И первый вопрос, который приходит в голову: Всегда ли родитель способен осуществить за свое чадо выбор лучший, чем это сделает сам ребенок? Выбор друзей, выбор школы, выбор ВУЗа и профессии, множество других выборов, которые могут прямо и непосредственно повлиять на человеческую судьбу. Ведь так велик соблазн, обладая богатым жизненным опытом, знанием того, как лучше и как правильней и безболезненней пройти жизненную дорогу к успеху, задать своему отпрыску заранее верное и проверенное направление, не обращая особого внимания на его желания. Желания-то побудут-побудут и улягутся, а конкретный результат останется, и за него отпрыск будет в будущем, конечно же, благодарен. Пример из клиентской практики - женщина с тревожно-депрессивными проявлениями особо эмоционально вспоминает, как в юности родители не пустили ее, уже тогда подающую надежды пианистку, в другой город для учебы в музыкальной консерватории, потому что для этого нужно было селиться в общежитии. А общежитие, по мнению родителей, - это не место для приличных девушек. И выбор ВУЗа для дальнейшего обучения был сделан за нее.

Всегда ли тревожиться за ребенка - означает, любить его? В сегодняшнем мире так много неопределенности и хаоса, что хочется порою спасти ребенка сразу и от всего. Застраховать с гарантией. У меня под окном есть детская площадка, на которой молодые мамы зачастую весь день проводят время со своими детьми. И уже доброй традицией является слышать громкие, звенящие тревогой крики: "Стой!! Не ходи туда - там машина!! Не выходи из песочницы! Не играй с чужими детьми!! Не подходи к чужой машине!". И так далее, бесчисленное множество вариантов с одним общим знаменателем, который отчетливо дает ребенку с малых лет понять: мир - это очень опасное место, его надо исследовать с крайней осторожностью и всегда находиться в беозопасных рамках своей зоны комфорта. Или еще того лучше, когда мама учит мальчика: 2Ни в коем случае не дерись, драться - это плохо!". А потом этот мальчик идет, скажем, в детский сад или школу, где сталкивается с другими мальчиками, которых их отцы, наоборот, всячески поучали решать вопросы кулаками. Эта встреча запомнится этому мальчику надолго. Пример из практики - женщина в ходе психотерапии раз за разом вспоминает случаи из детства, когда мать так сильно переживала за нее, что порою сама не могла совладать со своими чувствами. Но ей, маленькой девочке тогда, так сильно не хватало теплоты и понимания, что она любима мамой, чтобы ни сделала. Не смотря на всю мамину тревогу, ей было рядом с ней холодно.

Если ребенок - это твое продолжение по роду, то всегда ли он должен продолжать и воплощать в жизнь то, что не сделал ты? Иногда хочется видеть династии не только в  телевизионном сериале с южным колоритом, но и в своей жизни воплотить нечто подобное.  Кто же лучше, чем твои родители и родители родителей подскажет тебе тонкости какого-то дела или ремесла? Есть на эту тему один анекдот с перчинкой о пожилом психоаналитике, который, отойдя от дел, передает старшему сыну свою базу пациентов. Через небольшой промежуток времени сын приходит к отцу радостный и сообщает, что ему удалось за краткий промежуток времени вылечить их всех! На что отец, сокрушенно качая головой, отвечает: "Идиот! Они кормили меня всю мою жизнь, я ждал, что так же будет и у тебя!". Случай из практики - отец, усердно пытается заставить своего сына заниматься боксом. Только это, с его точки зрения, способно сделать из мальчика мужчину - ведь именно так было с ним в его детстве. Мальчик же скорее более склонен увлекаться рисованием, но ходит на тренировки по настоянию отца. Тренер им также недовоен ввиду того, что парень совсем не старается и не проявляет интереса к его урокам. Дома мальчика критикует отец, а на занятих тренер. Все заканчивается нервным срывом, на восстановление после которого уходит достаточное время. В итоге, мальчик становится дизайнером. С отцом они общаются сдержанно и редко.

Можно ли обнимать так сильно, что начинаешь душить? Иногда мамина забота может быть сильной. Настолько сильной, что ребенок в какой-то момент начинает чувствовать, что ее даже много. Больше, чем он может вынести. И зачастую оказывается, что ошибка или какой-то плохой поступок - это единственное, что он может совершить полностью самостоятельно. И с одной стороны ребенок мучается виной за сделанное, а с другой - продолжает делать, потому что только так он может пройти подлинно свой путь. путь проб и ошибок. Ходить впервые в жизни-то он учится именно так - падая и поднимаясь. Снова падая и снова продолжая пытаться. Почему же то, что происходит в более старшем возрасте, должно чем-то принципиально отличаться? Можно ли умерить эту всеобъемлющую заботу, чтобы дать ребенку учиться на своих собственных ошибках? И является ли вообще такая тепличная, оранжерейная забота любовью?

В этом смысле для родителей полезно познакомиться с творчеством польского врача, педагога и писателя Януша Корчака, в частности с его книгой "Как любить ребенка", выдержку из которой я хочу здесь привести:

10 заповедей воспитания. 10 заповедей для родителей 1. Не жди, что твой ребенок будет таким, как ты или таким, как ты хочешь. Помоги ему стать не тобой, а собой.

2. Не требуй от ребенка платы за все, что ты для него сделал. Ты дал ему жизнь, как он может отблагодарить тебя? Он даст жизнь другому, тот - третьему, и это необратимый закон благодарности.

3. Не вымещай на ребенке свои обиды, чтобы в старости не есть горький хлеб. Ибо что посеешь, то и взойдет.

4. Не относись к его проблемам свысока. Жизнь дана каждому по силам и, будь уверен, ему она тяжела не меньше, чем тебе, а может быть и больше, поскольку у него нет опыта.

5. Не унижай!

6. Не забывай, что самые важные встречи человека - это его встречи с детьми. Обращай больше внимания на них - мы никогда не можем знать, кого мы встречаем в ребенке.

7. Не мучь себя, если не можешь сделать что-то для своего ребенка. Мучь, если можешь - но не делаешь. Помни, для ребенка сделано недостаточно, если не сделано все.

8. Ребенок - это не тиран, который завладевает всей твоей жизнью, не только плод плоти и крови. Это та драгоценная чаша, которую Жизнь дала тебе на хранение и развитие в нем творческого огня. Это раскрепощенная любовь матери и отца, у которых будет расти не "наш", "свой" ребенок, но душа, данная на хранение.

9. Умей любить чужого ребенка. Никогда не делай чужому то, что не хотел бы, чтобы делали твоему.

10. Люби своего ребенка любым - неталантливым, неудачливым, взрослым. Общаясь с ним - радуйся, потому что ребенок - это праздник, который пока с тобой.

Для детей же полезно понимание того, что жизнь приходит к нам через родителей. И не принимая родителей, мы не принимаем, в конечном счете, саму жизнь. Есть множество трудоемких способов избавление от обид на родителей. В частности, обид, что связаны с тем, что родители чему-то помешали, не дали что-то сделать, воплотить, не разрешили, не заставили чему-то научиться, что было проще достижимо именно в детстве, и т. д. И есть один, более простой способ. Он состоит в том, чтобы взять отвтетственность за это на себя уже здесь и сейчас, в своей взрослой жизни. И сделать это самим - воплотить, научиться, достигнуть.

Когда жизнь проходит мимо

Однажды, будучи на обучающей группе по экзистенциальной терапии у замечательной Эмми Ван Дорцен, современного классика экзистенциального консультирования, мне в глаза бросился один показанный на белом полотнище экрана слайд. Человеческая жизнь была представлена в виде песочных часов. Время, отмеренное человеку на проживание жизни, представлялось в виде песка, плавно но неумолимо пересыпавшегося из верхней полусферы часов в нижнюю. Пока верхняя часть часов полна и внушительна, отношение к каждой песчинке ее наполняющей довольно широкое и даже, возможно, расточительное. Но, по мере того как верхняя часть часов пустеет, ценность оставшегося повышается, а тревога по поводу того, как же мало в ней осталось, растет.

К сожалению, в реальной жизни не всегда есть место для такой наглядности. Часто мы живем с ощущением того, что впереди у нас необозримо долгий еще промежуток активной и насыщенной жизни, и мы еще успеем сделать те важные дела, на которые, порой, не хватает места в сегодняшнем дне. Что впереди еще наш "золотой век", который мы всецело посвятим только самым важным, идущим из глубины души, выборам и поступкам. Что осталось, вот, совсем чуть-чуть постараться/выложиться/заработать/погулять/пожить  для себя/пожить для детей/побыть в поиске/набраться опыта и прочее, прочее, прочее... Еще чуть-чуть этого, и можно будет уже и зажить, что называется, по-настоящему! Задышать полной грудью, оглянуться вокруг, ощутить пульсацию жизни...

Но реальность состоит в том, что это самое "чуть-чуть" имеет тенденцию растягиваться. И растягиваться надолго. Часто навсегда. Все отложенное, откладывается навсегда.  

В одном опроснике, служащем заготовкой для анализа содержания сна, есть такой вопрос: "Вы как сновидец являетесь активным участником сна или же пассивным наблюдателем?". Самое грустное, когда и вся жизнь, как сон, и позиция главного героя этого сна - пассивный наблюдатель.

Когда не сделал, не решился, не рискнул, не осмелился, не выбрал, не согласился, не отказался, не взял ответственности, не шагнул, не прыгнул, не поверил сам, не смог помочь поверить другому, не стал, не состоялся, не проявился, не вышел, не родился сам, и не родил себя. Когда сама ткань жизни своей консистенцией начинает иметь все эти "не". Собрание неосуществленных возможностей. Когда в итоге такой жизни остается только вымолвить фразу, которой кончаются чеховские "Три сестры": "Если бы знать".

Возможность все изменить и изменить кардинально, значимо, содержится в каждом проживаемом дне. Она заключена в любом непривычном выборе. В любом отступлении от плана. В любом всплеске спонтанности в этом размеренном и вялоколышащемся массиве болотистой предсказуемости и предопределенности. В мысли о том, что мой привычный выбор, вполне возможно, давно уже стал самым худшим. В решимости шагнуть навстречу новому и неизвестному, даже имея за плечами солидный уже опыт страданий, ошибок и ран. В особом и самом ценном виде мужества. В мужестве быть.

На той группе, под конец один из дней, Эмми дала нам одно простое и, одновременно, сложное задание. Подумать и записать те слова, которые мы бы хотели, чтобы они были записаны на надгробном камне каждого из нас. Такая эпитафия для своего надгробного памятника, автором которой являешься ты сам. А также записать то, как мы бы хотели остаться в памяти людей. На некоторое время огромный зал погрузился в тишину. Трудно представить себе момент большей искренности и честности с самим собой, чем когда ты отвечаешь себе на подобные вопросы. А потом люди начали рассказывать. Кто-то вообще не хотел себе никаких надгробий, желая быть погребенным безвестным в море или пустыне. Кто-то в качестве эпитафии выбирал одну простую фразу, а кто-то - массивную и развернутую цитату. Одни хотели остаться в памяти людей своими поступками, другие хотели продолжиться в детях и внуках. Было много всего разного. Но каждый, кто выполнил это упражнение, совершенно точно сделал одну важную вещь - он представил себе конец собственной жизни. Признал сам факт ее конечности. Увидел, как непозволительно много песчинок высыпалось в песочных часах в нижнюю сферу, а никто и не заметил...

А вечером все вышли на улицы теплого весеннего Киева, где проходила группа. И самое последнее, что хотелось делать в этот вечер людям, - это строить планы и рассуждать о жизни со стороны. Никто не хотел больше наблюдать. Все как-то сразу захотели участвовать - гулять, дышать, радоваться, принимать важные решения, делать выбор. Так остро захотелось жить. Так, чтобы ни одна секунда этой жизни не прошла мимо. Так, чтобы из пассивного наблюдателя стать, наконец, Героем.

Бессильны не чувствовать боль

Во многом, природа человека побуждает его к адаптации. Мы всегда неосознанно ищем для себя наиболее приемлемые, комфортные условия. Стремимся приспособиться к этому хаотически меняющемуся миру так, что выиграть для себя максимальное количество выгод и приоритетов. Соревнуемся в социальных достижениях, каждый стремясь вырваться на этой стайерской дистанции вперед. Такова наша инстинктивная природа.

С опытом достижений, с опытом приспособления к самым сложным и причудливым кульбитам жизни и судьбы приходит зрелость. Приходит сила. Говорят, сила человека заключается во всем том, что он в жизни смог преодолеть. Опыт преодоления, сам по себе, развивает, учит и наполняет жизненной мудростью. Очень вероятно, что это верное утверждение - человек на каждый момент жизни представляет из себя ровно то, что сумел преодолеть. И этим силен.

Но бывают в жизни такие события, в которых ощущение своей силы, вдруг, перестает нам помогать. И даже наоборот, чем больше мы прикладываем усилий в попытках что-то изменить, тем в более удручающее состояние попадаем. Как, к примеру, приложить свои силы, ресурсы, средства, чтобы заставить человека нас полюбить?... Как вернуть любовь к человеку, которую на каком-то этапе жизни утратили сами?... Какой существует стопроцентно безопасный и продуманный способ потерять друга?... Как, используя весь свой жизненный опыт и всю личную силу, гарантированно удержать того, кто решил больше не связывать с нами свою судьбу?... Какой существует самый защищенный способ пережить смерть близкого?...

В таких жизненных жизненных ситуациях, которые впору было бы назвать жизненными штормами, ощущение, что ты в силах что-то изменить, скорее, губит и причиняет еще большую боль, нежели помогает что-то изменить в действительности. Сёрен Къеркегор, датский философ экзистенциального направления однажды очень хорошо сказал о таких жизненных штормах: "Для моряков такое утещение, когда они выходят в штормовое море, - знать, что лоцманы где-то неподалеку... Но, все же, страдалец должен помочь себе сам"

Так что же могло бы стать помощью? Каким бы странным это ни показалось на первый взгляд, - признание собственного бессилия. Когда мы честно и открыто признаемся сами себе, что мы в чем-то бессильны, мы начинаем чувствовать границы возможного. Мы признаемся себе, что мы не боги, что мы не всесильны, что и для нас существует точка слабости и уязвимости. И мы перестаем тратить на это душевные силы, отдавать этим бесплодным попыткам изменить такой кажущийся в моменте несправедливым и злым мир энергию. В определенном смысле, осознание и принятие собственных точек бессилия освобождает. И спускает с небес на землю. И лишает ложного ощущения всемогущества. А когда ты не всемогущ, уже не обязательно тянуть на себе мучительную ношу.

Точек бессилия может быть большое множество - в конце концов, все люди неповторимы. Но среди них есть одна общая, приняв в себе ее, мы чувствуем, как перестаем метаться и обретаем внутреннюю цельность. И состоит она в следующем:

Мы бессильны не чувствовать боль. 

Так много суеты бывает, когда человек считает, будто можно найти универсальное обезболивающее от безответной любви. От развода, от смерти близкого и от многих других вещей, которые, как ни крути, случаются в жизни. И зачастую являются неотъемлемой ее частью. Кто-то даже находит это обезболивающее - в бутылке ли, в разгульной и бессмысленной жизни, в новомодных обещающих чудесное исцеление "супер-техниках", когда "все за один сеанс"...  Но все то, что наносит нам душевную травму, имеет в себе этот этап - боль. И этот этап важно просто прожить. Естественно, бывают такие ситуации, в которых человеку на этом этапе важно на кого-то опереться, ощутить поддержку. В общем-то, это и есть то, в чем может помочь психотерапия на этом этапе. Но первое и главное - просто принять, что мы бессильны не чувствовать боль. И тогда боль проходит, как ночь... Потому что то, с чем мы не боремся, может просто уйти.

Какими мы себя не знаем

Есть одна хорошая метафорическая история о человеке, который ночью на улице потерял ключи. По вполне естественному желанию он тут же начинает их разыскивать. Но в темноте, в тенях, которые отбрасывают близлежащие дома ему их искать очень быстро становится тревожно и неприятно. Поэтому он направляется к ближайшему уличному фонарю и в луче отбрасываемого им на землю света начинает свои поиски. Поискав уже несколько раз и так и не обнаружив, он оказывается перед выбором: продолжать свои очевидно бесплодные поиски там, где светло, или же отправиться исследовать тень, темный, неосвещенный участок. Поразмыслив и помучавшись, он продолжает свои поиски в лучах света фонаря.

При первом же прочтении этой истории почти сразу же становится ясен выход - ключи, скорее всего, лежат где-то в тени. И поведение человека кажется совершенно нелепым. Но правда жизни заключается в том, что искать на свету, пусть даже и без шанса на успех и тратя на это уйму сил, гораздо проще. Потому что на свету все достаточно хорошо видно. А в тени, в темноте не видно ничего, и поэтому поиск там очень труден. Труден, потому что пойти в темноту тревожно и страшно. А очень многие люди часто в жизни делают выбор в пользу того, что легко и просто, избегая того, что трудно.

А теперь представим, что вот такая, вот, Тень (именно с большой буквы), такие неосвещенные, неизведанные, темные участки есть и внутри нас самих. То, какими мы себя не знаем. Или знаем, но не хотим, чтобы такими нас видели другие. Именно эту часть нашей бессознательной части личности Карл Густав Юнг, знаменитый психоаналитик, ученик Фрейда, и назвал Тенью. Тень как часть бессознательного, куда мы вытесняем все то, что считается для нас непримемлемым, неправильным и непозволительным.

А непозволительным - что это такое? И откуда это берется? 

С самого раннего детства одной из основных потребностей ребенка является возможность заслужить внимание и одобрение своих родителей (или других важных фигур, которые занимают родительское место). И чтобы достичь этого, ребенок, в принципе, способен на очень многое. Но у каждого ребенка есть свой внутренний потенциал, есть набор каких-то способностей, предрасположенности к чему-либо. Кто-то более импульсивный и деятельный, склонный к озорствам и шалостям. Кто-то, наоборот, тихий и степенный, склонный к следованию определенному распорядку. Кто-то обладает математическими задатками, а кто-то больше тяготеет к гуманитарному. И так можно продолжать очень долго. Все дети разные.

Но часто в родительской семье присутствует некий неписанный свод правил. То, каким ребенок в этой семье должен быть. Что для него хорошо, а что плохо. Что родители в ребенке готовы одобрять, а что не примут ни в коем случае. Чем более гибкие эти правила, чем больше родители готовы пойти навстречу внутреннему потенциалу своего ребенка, тем больше ребенок проявляет то, к чему склонен от природы. По сути, тем больше он позволяет себе быть таким, какой он есть, потому что знает - родители примут его и таким. Чем более консервативны и непреклонны эти правила и устои, чем более родители тверды в своих ожиданиях от ребенка, тем больше ребенку приходится подстраивать самого себя под родителей. По сути, становясь таким, каким его хотят видеть. И тогда все остальное, то, что не соответствует ожиданиям родителей, ребенок в себе подавляет. Подавляет, вытесняя это в бессознательное, переставая об этом помнить, осознавать и как-то связывать с собой. И это уходит в Тень.

И, будучи уже взрослыми, мы только знаем, что есть то, какими мы хотели бы, чтобы нас видели окружающие. И то, какими бы ни в коем случае не пожелали бы, чтобы нас кто-то увидел. И это и есть то самое непозволительное, с чего мы начали.

А теперь представим, что в сферу непозволительного попадает, например, способность беспричинно радоваться каким-то простейшим вещам в жизни. Или возможность позволить себе в определенных ситуациях быть не всегда "хорошим мальчиком"/"хорошей девочкой", а, что называется, "раздать всем сестрам по серьгам". Что если непозволительной и вытесненной в Тень становится возможность открыто проявлять свой гнев и агрессию там и тогда, когда это действительно важно и нужно. Или, наоборот, в Тень и сферу непозволительного попадает способность выражать нежность, теплоту, любовь... Этот список можно продолжать бесконечно.

И часто причиной ряда проблемных состояний, с которыми люди обращаются на прием к психотерапевту, является именно то, что в их Тени, в их вытесненном, в их непозволительном находится очень много ресурсов. Чего-то безусловно полезного и хорошего, что человек в себе просто не видит, не осознает и не имеет возможности проявить. Просто потому, что таким себя не знает. А, ведь, это и есть те ключи, которые лежат в Тени. Ключи к решению множества жизненных проблем.

И хорошим решением в данной ситуации могло бы быть именно исследование своей Тени. Это как если выписать на листок широкий список таких своих особенностей, черт, свойств, качеств, какими мы не хотели бы, чтобы нас видели окружающие. Вдуматься во все это, погрузиться даже, а затем задать себе вопрос: А что хорошего, полезного в этом есть? Какие ресурсы содержатся в том, что для меня кажется пока непозволительным. Может, даже то, что сейчас кажется проявлением слабости - какие в этом могут быть ресурсы?

Ответ, порой, может быть удивительным и свежим. Потому что то, что в нас есть, из чего мы состоим, не может нам повредить. И тогда апатичность оказывается лишь посаженной в ледяную прорубь способностью спонтанно радоваться. Тревога за то, чтобы во всем быть идеальным, окажется просто спрятанной в чулан возможностью любить себя, каким есть, с победами и поражениями. А привычное ощущение собственной неуспешности и несостоятельности - запертым в темном подвале естественным стремлением к росту и развитию.